Домой Сообщество Интервью Светлана Москвичёва: архитектура — единственное, что берёт на себя комплексный подход к...

Светлана Москвичёва: архитектура — единственное, что берёт на себя комплексный подход к городу

399
0

Светлана — единственная из Сочи, прошедшая отбор в программу Архитекторы.РФ По образованию — экономист, работает в департаменте экономики и стратегического развития администрации города Сочи. В свободное от работы и других интересов время участвует в реализации проектов Центра Прикладной Урбанистики Сочи как часть команды. Но сначала был Первый урбанистический форум в 2016, в организации которого Светлана приняла самое деятельное участие.

Со Светланой мы знакомы несколько лет. Нас объединяет интерес к урбанистике и желание переложить лучшие практики на сочинские реалии. У нас в анамнезе (как сказали бы врачи) не только совместные проекты, но и беседы о городах, как системах с точки зрения архитектора и чиновника-экономиста. Наше интервью об участи Светланы в программе Архитекторы.рф скорее продолжение этих бесед, рефлексия опыта и мечты о будущем такого уникального города как Сочи.

Мы встретились со Светланой ещё после первого образовательного модуля программы Архитекторы.РФ. Было интересно узнать, как воспринимается профессия архитектора со стороны и что изменилось в её восприятии после более глубокого погружения в программу.

— Давай начнём с определений. Что для тебя ?

— Знаешь, как по Букварю — наука о городах. Когда я с ней познакомилась, расширилось моё представление о городе. До этого я не воспринимала всю его сложность. Я чувствовала, что есть другие вещи, более глубокие, нежели мы их воспринимаем поверхностно. Это как медицина — наука о теле человека, так есть и урбанистика – наука о теле города: о том, из чего оно, из каких сложных механизмов состоит.

— Почему тебе это интересно?

— Мне всегда были интересны сложные системы, потому что в них наверняка есть ключевые точки, на которые можно влиять и тем самым как-то изменять систему. И, наверно, урбанистика про это. Мне нравится, что она совмещает много направлений. Точно также, как медицина совмещает в себе разные аспекты: причинный, эмоциональный, ментальный… Лечить просто тело – это бессмысленно. Нужно всегда понимать причинный аспект, который кроется в мыслях и эмоциях. Так и здесь. Я — экономист. И мы, экономисты, часто считаем, как есть. А нужно работать вместе с архитекторами, потому что именно они проектируют то, на чём потом можно зарабатывать. Или не зарабатывать. Тем более сейчас с развитием технологий (то, что я узнала на 1 модуле) такие методы открываются, с помощью них можно находить закономерности развития города. Как он может жить или умирать. Как нужно принимать решения в отношении него, чтобы потом не чувствовать себя героем, что ты что-то решил, что-то победил. А как город может жить и гармонично развиваться как живая структура.

— Почему у тебя возник интерес именно к программе архитекторы.рф? Как пришла идея в ней поучаствовать?

— Это всё Алина1. Она была на Московском урбанистическом форуме и предложила мне принять участие. Я сказала: давай. В последний день заполнила анкету. Организаторы курса рассказывали, что у них в первую неделю появилось сто человек, через месяц было 700 и в последние полтора дня появилось ещё 700. Некоторые просто не успели заполнить, потому что сервер лёг. Мне повезло: я успела. Потом извинилась за некрасивый формат портфолио (там были просто ссылки), потому что я была в отпуске в тот день.

— Каковы были твои ожидания перед поездкой на первый модуль? Каковы вообще были твои эмоции после того, как ты узнала, что тебя взяли в эту программу?

— У меня были хорошие предчувствия и надежды, но уверенности, конечно же, не было: а что я там буду делать? Тесты были очень сложные. Мне технологии понравились: скачиваешь приложение, настраиваешь на себя камеру, тебе задают вопрос, дают время на подготовку и потом минуту-полторы ты отвечаешь. Что успел, то ответил. Очень классная вещь: видно человека, видны его глаза, мимика лица, можешь понять: человек врёт или не врёт. Видимо поэтому долго выбирали. Организаторы говорили, что пересматривали интервью многих по несколько раз. Конечно, мне было волнительно, но был и большой азарт, и надежда.

— Каковы были твои впечатления от прохождения первого модуля? Что было для тебя интересно?

— На самом деле, даже если бы я не прошла, те материалы, которые есть в он-лайн доступе на сайте программы, уже обогащают. Но информации очень много и не понимаешь, что нужно читать в первую очередь. И здесь важно структурирование, которое предлагает программа архитекторы.рф. Некоторые вещи, которые давались на первом модуле, я уже знала. Но когда мы во время кофе-брейка оказывались рядом с архитекторами, говорящими на своём “птичьем” языке, было сложно. Одна девочка, которая занимается грантами, неделю вникала. В программе много разноплановых людей и я удивилась, как всех нас подобрали.

© архитекторы.рф

Участие в программе – это с одной стороны вызов, с другой – выход из зоны комфорта, потому что рядом много ребят, которые моложе тебя. У них своя энергетика. Сначала непонятно, почему они суетятся, ведь можно делать по-другому. Но когда ты понимаешь их особенность, что ты такой же был когда-то и некоторые ошибки уже видишь и можешь помочь им их избежать. Я думаю, в этом и была задумка авторов, что из 100 человек только 21 человек 1984 года рождения и старше, остальные все моложе. То есть чтобы были и те, кто мог бы помогать молодым, быть их наставником. Поэтому много уделялось внимания на взаимодействие в команде, чтобы мы могли слышать друг друга.

© архитекторы.рф

Первый модуль был очень крутой. Там было очень много важных спикеров. Например, итальянцы из Глазго Серджио Порта и Омбретта Ромиче, которые изучают другие города, очень интересно рассказали про мастерпланирование. Кстати, было интересно познакомиться с нашей участницей программы, которая также занимается мастерпланированием. У неё есть опыт участия как экономиста в составлении генплана и мастерплана, но пока маленьких городов (до 10 тыс. человек). Она говорит, что увидела огромную разницу между документами. Это совершенно разные подходы. Планирую пойти на её семинар в рамках четвёртого модуля. Генпланы же исполняются всего на 7%. Я понимаю, что все те компетенции, которые мы сейчас тренируем на парке, они и для большой территории тоже подходят. Те же социологи: как изучать этот слой. Те же самые историки. У “Стрелки”, например, есть целый департамент антропологии, который занимается историческими смыслами и культурными кодами. И с этим нужно работать, как с анамнезом территории. Что это: болезнь территории или есть исторические предпосылки? Интересно было с живыми людьми пообщаться, которые видели разницу и могут её объяснить тебе на человеческом языке. Это уже не иностранная практика, а наши реалии. Но законодательстве же пока нет мастерплана, только генплан, потому все им и мучаются. Мне так жалко сил, энергии и денег. Всё равно же не исполнится.

— Во многом генпланы не исполняются из-за отсутствия последующего более детального градостроительного проектирования. Вот и у нас в Сочи остановились на уровне ПЗЗ и почти нет проектов планировок. Но вернёмся к тебе. Как изменилось твоё понимание профессии архитектора за последние два года и после прохождения первого модуля?

— Ранее я воспринимала архитекторов как мечтателей. Они до сих пор ими остаются. И это хорошо уметь мечтать и видеть будущее. Потому что экономисты больше описывают то, что уже есть. Они, в основном, приземлённые люди. И это тоже хорошо, потому что исходят из существующих реалий. Поэтому я удивлялась, когда Наталья Николаевна пыталась включить в нашу концепцию устойчивого развития, которую мы делали перед олимпиадой, дорогу вдоль всего Чёрного моря. Для чего? Ведь на это нужно искать денег, а это уже наша задача. И это всегда конфликтные темы. Сейчас, после конференции, я поняла, что , наверно, единственное, что берёт на себя комплексный подход к городу, потому что экономика не берёт на себя такую комплексность. И любое другое направление деятельности тоже не имеет смелости на это. А между тем, узко специализированный подход не даёт понимания, что к чему и из-за этого создаётся хаос.

В то же время среди архитекторов должна быть своя специализация: архитекторы-юристы, архитекторы-журналисты и т.д. Может быть, с одной стороны, это усложнение, но то, что я наблюдаю, отсутствие диалога. Архитекторы дуются на экономистов, экономисты говорят, что архитекторы вообще неизвестно откуда взялись со своими идеями. Да, моё понимание значительно расширилось в этом вопросе. Я понимаю, что немножко архитекторов нужно приземлять: задавать конкретные вопросы и находить какой-то общий язык в интересах развития территории. С другой стороны, более широко думать тоже опасно в нашей системе.

— Что значит “широко думать”?

— Я имею в виду какие-то марсианские проекты. Наши всё время жалуются, что архитекторы что-то придумают, а механизм реализации непонятен. В мозгу экономиста сразу складывается сценарий как это реализовать. Если это реализовать невозможно, то это в принципе не берётся в сценарий. Поэтому архитекторам тоже не мешает научиться доводить свои идеи до тех, кто принимает решения, рассчитывает, потому что, в принципе, все хотят одного — хорошо жить в комфортном городе. Вопрос: как? Когда говоришь об этом экономистам, сразу возникает вопрос: откуда деньги взять? Конечно, представление об архитекторах у меня уже поменялось, но у моих коллег ещё нет. Они думают, что архитекторы – это те, кто подписывает разрешения. То есть видение будущего, того, как должно быть, в архитектуре ценно. У вас более комплексное понимание, но его нужно приземлять.

— Если забегать немного вперёд, как бы ты хотела применить полученные знания? Видишь ли ты их практическое применение в нашем городе?

— Если говорить о специализации, то я могла бы работать как экономист-архитектор, потому что я могу понимать архитекторов и экономистов тоже, но объяснять очень сложно. Нужны серьёзные фундаментальные знания, чтобы обосновать некоторые идеи. У всех разные специфика психики, разное мышление. Есть люди, которые понимают, как правильно сделать в долгосрочном периоде, но у них не хватает знаний для обоснования этой позиции. Мне важны знания. И мне любые вещи пригождаются, потому что они вдохновляют на осмысление своих позиций. Касательно Сочи. Мне помогает и тема Мурунова по работе со смыслами. И когда ребята задают в чате вопросы про идентичность, я уже понимаю, как её вскрывать, хотя бы направление. Иначе – это тупик. Потому что все говорят про идентичность, но не говорят, из чего она складывается; все говорят, что нужно общаться со всеми контрагентами, но не понятно, как это делать. Говорить “что” мы все говорим, но никто не говорит “как”, а это сложнее.

Что касается применения полученных знаний, то меня, например, они вдохновляют на нашу урбанистическую деятельность. Потому что до этого было непонятно. Когда не хватает знаний и комплексного понимания куда и зачем, тогда непонятно, что делать. Если ты видишь уже вектор приложения усилий, есть у кого спросить, у тех, кто также этим занимается, они вдохновляют своим примером. Надо искать обоснования с помощью этих знаний для принятия качественных решений в вопросах городского развития. Это очень важно. У нас великие победы на каждом шагу. Уже замучились побеждать и нет сил.

— Есть интерес к твоему обучению у твоего руководства и у твоих коллег?

— Есть удивление и местами интерес. Было неожиданно, что поместили сообщение на главную страницу официального сайта. Активный интерес проявляет Ирина Васильевна Романец2 и социальный блок. Они любопытные и часто обучаются. Видимо, сфера социальной работы сама по себе такая. Сразу зовут к себе на планёрку и просят рассказать, что к чему и зачем.

После первого модуля я не знала о чём им рассказывать, потому что там в основном всё было про градостроительство. Но, с другой стороны, было и о том, как влияет градостроительство на заболеваемость, преступность, а это уже их темы. Решения, конечно, не скажу, это уже технические моменты, но эту взаимосвязь нужно улавливать. Чтобы потом не решать проблемы в режиме пожара, ведь можно заранее их предотвратить. Думаю, коллеги по-другому стали смотреть на урбанистику. Если раньше мой интерес к ней воспринимали как «страдание от безделья», сегодня это уже позиционируется как взгляд в будущее, который поддерживается Минстроем. Немного режет слух то, что меня называли сочинка в статье на сайте, а у меня тут прописки нет.

— Но ты и сама себя не воспринимаешь сочинкой.

— Нет, не воспринимаю. Я уже не воспринимаю себя как из Волгограда, хотя это мой родной город и он мне всё дал, но и сочинкой себя пока не считаю.

— Но тебе было бы интересно применить полученные знания в Сочи? Потому что город очень сложный, неординарный.

— Я думаю, что город как живой организм сам примет решение нужна я ему или нет. Уже работаю в этом направлении. Одно дело на каком уровне и в каком масштабе сейчас я принимаю участие в его развитии, хотелось бы иные практики реализовывать.

— Сейчас хотя бы начинает в информационном поле города звучать тема комплексного развития и вообще слово “урбанистика”. Вспомни, как два года назад для многих это было смешное и почти ругательное слово. Потихоньку приходит эта тема в наш город и во многом благодаря тебе.

— Да, нам предлагали убрать слово “урбанистический” как непонятное из названия форума в 2016. Многие говорили, что это не про Сочи. А потом оказалось, что это наука о теле города, о его развитии и продвигается на федеральном уровне. За последние 200 лет население планеты увеличилось на 8 миллиардов и больше половины из них живут в городах. Это как их нужно организовать, чтобы они были не человейниками, а нормальными местами обитания. Тогда ты задумываешься, что мы можем жить не хуже, чем на западе. Но как это сделать. Поэтому и был запущен наш курс. Сочи как раз тем и интересен, что он реально сложный: сложно-весёлый и сложно-грустный. У меня подруга приехала с Урала, говорит, что Сочи оптимистичный. Там всё грустно и сложно. Здесь есть противоречия: местный/неместный, Кубань/Кавказ. И за счёт этого происходит движение. Потому что, если нет противоречий, то нет и движения. Было бы всё спокойно и тихо.

— Можешь поделиться мыслями, которые тебя впечатлили очень сильно?

— Меня всё время всё впечатляло. Очень поразило исследование итальянцев, что все города разных цивилизаций, которые они изучали, имеют примерно одно и тоже расстояние между главными улицами — 400 метров. То есть сообщество людей постоянно в каких-то вопросах и можно выстроить так город, чтобы всё работало. Для меня было открытием тема стандартизации жилья. Только на курсе я поняла, что это необходимо. Раньше я не задумывалась о том, что строят. Есть исследования, которые доказывают, что развитие личности напрямую зависит от величины квартиры. Ещё понравилось, что в ответ на тезис “дешевле жильё лучше, стране нужен эконом класс”, компания “Брусника” сказала, что её более дорогие квартиры с развитой инфраструктурой продаются быстрее, чем более дешёвое жильё по-соседству. То есть люди хотят инвестировать в качество.

В связи с этим понравилась озвученная тенденция строить от формы к функции. То есть назначение здания может меняться, но форма при этом сохраняется. Впечатлило выступление Майкла Геллера, который рассказал о практике многофункциональной застройки в Ванкувере. Причём на первом этаже зданий могут быть даже производственные помещения и жильё на более верхних. Конечно, это разнообразные чистые производства, например, IT сферы. Так что была масса открытий для меня и не всё даже запомнила, потому что информации было передано нам много.

С Майклом Геллером © Светлана Москвичёва

Меня впечатлил архитектор Юрий Эдуардович Григорян, его подход к реконструкции ЗИЛа, когда он до последнего момента пытался сохранить историческое послевкусие и уникальность микрорайона. Это тоже история про то, что можно менять функцию, но оставлять форму. Вернее, как у нас это не получилось. В Барселоне, например, промышленные здания получили статус охраняемых – и там, например, в здании мельниц сделали отель.

Декан факультета архитектуры Гонконгского университета Кристофер Вебстер рассказал о китайском подходе к развитию городов: в стране с самыми мощными экономическим ростом очень быстро растёт и городское население, города достигают численности до 100 млн. человек. Поэтому студент нашего лектора внедряет такую модель: сначала строятся линии метро, потом дома нанизываются на них как гроздья винограда на ветку.

Ещё удивило, что молодые ребята-архитекторы не состоят в Союзе архитекторов и сетуют на отсутствие сообществ. Почему Союз архитекторов не привлекает молодых специалистов? Почему они сами туда не идут? Самое интересное – по опыту Тюмени – молодые архитекторы сами не могут договориться друг с другом (хотя было несколько попыток), в Союз вступать не хотят, с властью тоже нет диалога.

Очень впечатлил Сергей Чобан – человек с потрясающе тонким чувством юмора, архитектор, который вдохновляет, объясняет и удивляет. Имеет редкое умение нести архитектуру прямо в сердце. Интересен его рецепт: багаж человека строится из того, что он видел в детстве, и мирового опыта. Воспитанный на русской культуре, по его словам, даже начал видеть кошмары, проживая в Германии в атмосфере немецкого языка. Очень интересно видеть такой живой пример, когда культура так питает человека.

Сергей Чобан © Светлана Москвичёва

Сергей Чобан – мастер запоминающихся фраз. Чего только стоит «здание должно красиво стареть» или «нужно создавать такие вещи, которые хотелось бы взять с собой в будущее».

В программе обучения уделялось много внимания коммуникативным навыкам: архитектор должен понимать других и уметь доносить свою мысль другим. Нашим тренером стала Татьяна Никульшина, работающая с мэрами и губернаторами. Ещё мне очень понравилась последняя лекция первого модуля — семинар от Алексея Комиссарова (РАНХиГС) о спорте и умении достигать долгосрочные цели.

Алексей Комиссаров © Светлана Москвичёва

Интересно было наблюдать разницу в реакциях на лекцию: молодые архитекторы считали, что они и так все умеют. Тем, кому приходится пробивать и обосновывать свои решения, было ценно напомнить себе о важности планомерного движения вперёд. Одно дело, когда ты находишься в сообществе людей, которые понимают твой подход/решения, совсем другой случай – когда слишком разные парадигмы у тебя и окружающих. На каждом этапе нужно доказывать, объяснять свою точку зрения. И это стало очевидным после окончания модуля: в первый же понедельник в чате посыпались сообщения: нас не понимают, как быть. Просто не опускать руки.

Интересен был опыт командной работы: когда нужно было в командах независимо друг от друга раскрасить свои пазлы и собрать из них картину. Было очень удивительно в итоге собрать такое гармоничное произведение, где почти все линии сошлись. Понимаю, что, если бы это делали представители других профессий, красоты было бы меньше. Но суть не в этом, а в командной работе и умении видеть итог в целом.

В модулях активно развивается тема mixed use – смешанное использование зданий и территорий. Это когда в одном доме/квартале есть разные функции: жильё, офисы, коммерческие сервисы. Идея состоит в том, что жизнь на территории должна распределяться равномерно: не должно быть пусто днём в жилых кварталах и ночью в промышленных районах. Также и по структуре жилья: 30% богатых людей, 30% — среднего достатка, 30% — низкого. Такой мини-город. Коллеги из других регионов отметили, что такой подход требует времени и терпения жителей. В частности, при заселении в такие дома горожан-сирот, требуется год для их адаптации к нормам проживания (выносить мусор и т.д.). Хотя, видимо, так ассимилировать их в городскую жизнь проще.

На сайте архитекторы.рф во время подготовительной работы был весьма полезным модуль про составление матер-плана: архитектор берёт на себя функцию журналиста и опрашивает всех участников команды вне зависимости от того, насколько глубоко сама знает предмет: их видение, мнение. Там и ландшафтники, и транспортники, и многие другие. Таким образом, она аккумулирует их в один документ и получает исходные данные для старта работы.


Второй и третий модули программы были освящены знакомству с лучшими урбанистическими практиками российских и европейских городов. Первые впечатления от поездок были опубликованы Светланой на своих страницах в соцсетях. С нами же она поделилась основными выводами, сделанными после анализа полученной информации. Но об этом — во второй части интервью.

«Архитектура Сочи»

  1. Алина Жукова — координатор Центра Прикладной Урбанистики Сочи
  2. Заместитель Главы города по социальным вопросам
Светлана Москвичёва: архитектура — единственное, что берёт на себя комплексный подход к городу
Оцените, пожалуйста

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.