Домой Город Городская среда Главное, чтобы решения, которые мы принимаем сегодня, не отрезали возможность развития завтра

Главное, чтобы решения, которые мы принимаем сегодня, не отрезали возможность развития завтра

775
1

Сергей Корабельников,
«Огни Большого Сочи для всех», № 7 (66) август 2015

На строительном рынке меняются правила игры, вернее они появляются. Любые перемены приносят для кого-то благо, а для кого-то весьма существенные потери. Но о том, что с бесконтрольной застройкой Сочи нужно что-то делать, говорят все и давно. От слов к делу перешли после того, как в ситуацию вмешался сам президент страны. Почему так случилось, и каким должен быть Сочи? С этими вопросами мы обратились к самым компетентным людям – профессиональному сообществу архитекторов Сочи.

img-aso-9508

В феврале прошлого года президент России, обсуждая предстоящие Олимпийские игры, достаточно жёстко отреагировал на ситуацию со строительством в Сочи. Владимир Путин сказал, что застройка города показалась ему «хаотичной и часто бессмысленной». Действительно ли существует эта проблема, и изменилось ли что-то с тех пор к лучшему?

Анатолий КОЗИН: у застройщика долгое время был основной принцип – вложить поменьше, получить побольше. Строили, нарушая все возможные правила, потом узаконивали всё это через суд. По инициативе мэра Сочи Анатолия Николаевича Пахомова была создана рабочая группа, которая стала инициатором нового закона «О внесении изменений в статью 222-ю части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Эти изменения наконец-то конкретизировали понятие самовольной постройки и определили правовой режим такого объекта. Но а тем, что было до этого времени, конечно, мы гордиться не можем.

Анна РОЖДЕСТВЕНСКАЯ: У меня такое ощущение, что почему-то за последнее время профессия архитектора потерялась. Потерялось её качество, потерялась ответственность и потерялось, соответственно, отношение, которое должно быть к этой профессии.

Создаётся впечатление, что застройщик считает, что если он вкладывает деньги в проект, то это его собственность, с которой он может делать всё, что пожелает. Вот это абсолютно неправильно. Нужно понимать, что ему предоставлено почётное право, которое возлагает огромную ответственность перед обществом, доверившим построить что-то полезное и красивое.

Понятно, что для любого бизнеса основная задача – получить доход. Но нужно и понимать, что если ты построил что-то уродливое, никому от этого лучше не станет. Человек, купивший квартиру в таком доме, смотрит в стену напротив, ему нечем дышать, у него не возникает никаких положительных эмоций. Кому такой дом нужен? Доход приносит только красота и гармония.

Меня очень беспокоит вопрос: когда уже наступит время цивилизованного и уважительного отношения и общества, и профессиональной среды, и застройщиков к тому, что мы делаем?

Ованес ЗАДИКЯН: Ничего не поменялось, кроме того, что появились дополнительные ограничения для владельцев и арендаторов. Очевидно, что власти не понимают – или не хотят понимать сути Градостроительного кодекса. И вместо того, чтобы организовать разработку градостроительной документации, пошли по пути создания помех и ограничений всякого строительства на отдельных участках под любыми благовидными и необоснованными предлогами. Чтобы регулировать застройку, были приняты Правила застройки и землепользования как нормативный документ местного самоуправления. Но эти так называемые ПЗЗ с его комиссиями не имели под собой правовой основы в виде документов территориальной планировки. Мало того, эти ПЗЗ никак не связаны с Генеральным планом!

А по сути – даже противоречат Генеральному плану! Результатом такой деятельности становятся обращения застройщиков и граждан в суды. Судебная система, защищая интересы граждан, принимает решения в пользу истцов, поскольку отказы властей не имеют правовых оснований. Такое положение сохраняется и сегодня. Всё так же нет проектов планировки, нет той самой подложки, благодаря которой было бы ясно – вот здесь, пожалуйста, стройте жильё, коммерческие объекты, здесь – торговый центр, а это городское – оставьте для школы, например, или для поликлиники, для пожарного депо – для всего того, что будет застраиваться городом и в общественных интересах.

Необходимо, наконец, чётко отделить земли городские и частные. Именно эта задача должна быть главной при разработке проектов планировки. Конфликт интересов города и застройщиков именно в этом и состоит. Все городские планы строительства должны иметь перспективу освоения вне зависимости от планов частных и коммерческих застройщиков. Развязать этот гордиев узел можно только так!

Примером может служить застройка микрорайона на Цветном бульваре. Это комплексная советская застройка по советским нормативам, где все территории микрорайона принадлежали всем. Что же сделали при процедуре определения придомовых территорий каждого отдельного дома или учреждения? Обрезали по самую отмостку. В результате многие земли стали как бы муниципальными. С какой это стати? Всё бы ничего, если бы город эти изъятые земли оставлял себе под благоустройство или для развития общественной среды. Но нет же! Раздали под застройку. Вот отсюда-то и взялась точечная застройка.

Все сегодняшние проблемы нового строительства истекают из этого положения вещей, когда город, отдавая землю под застройку, перекладывает на плечи застройщиков свои собственные обязательства перед горожанами. Это очень просто! Если бы город строил детские площадки, то ставил застройщику условие строительства детской площадки под «юбкой» и на площадке нового строительства. А для детской площадки расстояние от дома должно быть 12 метров, а для выгула собак – 40 метров! Как это можно организовать для отдельно взятого участка? Для Сочи это фантастика!

Раньше, когда планировались микрорайоны, эта норма соблюдалась, но площадка резервировалась для группы домов. То же – по гаражам. Гаражи не должны быть при каждом доме. Они должны быть в микрорайоне в пределах шаговой доступности.

Наталья ЗАХАРОВА: О том, что проблема существует, в Сочи видно и непрофессиональным взглядом: некрасивые панорамы, негармоничная, то есть вносящая дискомфорт, среда. Изменилось пока мало что, так как прошло совсем немного времени: проблема накапливалась в течение 20 лет, её невозможно решить за год-два. В лучшем случае мы реальные изменения увидим лет через 5, если принятые меры в законе начнут действовать. Пока мы слышим только разговоры.

Георгий СЕРЕБРЯКОВ: К сожалению, следует констатировать, что мы живём в эпоху градостроительного вандализма. Архитектура и, особенно, градостроительная наука всегда являются отражением социального устройства общества. Масштабные градостроительные проекты в истории были характерны для империй, диктатур и сильных демократий. И чтобы понять происходящее в архитектуре сегодня, нужно рассмотреть, как устроено наше общество, создающее городскую среду. Общественное устройство в большой степени характеризуется мотивацией власти и качеством законов, этой властью производимых. После отказа от мотивации всеобщей справедливости в конце 1980-х Россия полностью положилась на рыночные законы, и многие стороны жизни стали коммерческими, даже те, которые такой мотивацией обладать были не должны.

Градостроительство – это наука общественного компромисса, и если он предварительно не найден в градостроительной документации, – конфликт неизбежен. Сегодня законы позволяют получить право застройки, руководствуясь только проектом, выполненным в пределах границ участка, это и есть коммерческий подход при рыночной мотивации власти.

Как правило, строится жилой дом – так выгодно инвестору. И если таким образом застраивается целый район, то не остается уже места школам, детским садам, паркам и даже улицам, справляющимся с транспортным потоком. Нет стоянок, но зато работают эвакуаторы, нет продуманной схемы ливневой канализации – и лишние автомобили уносит в море, нет фекальной канализации целых районов города (например, долина Верещагинского ручья), но и тут море спасает.

Эту ситуацию могла бы компенсировать сильная муниципальная власть, мотивированная соображениями общественного компромисса. Жаль, но такой мотивации не видно. Разрешения на строительство выдаются, высотки растут, а проблемы только умножаются. Главное, чтобы решения, которые мы принимаем сегодня, не перекрывали возможность развития завтра.

Нодар КАДАГИШВИЛИ: Очень больная тема в городе – это комплексы от 1 гектара и больше. Некоторые получают градпланы и лепят всё подряд. Сейчас перестали согласовывать такие объекты, создаются конфликтные ситуации.

Администрация выдаёт градплан, и она уже обязана выдать разрешение после прохождения экспертиз. Ну, выдали разрешение, согласовали эскизы, а потом, когда до дела доходит, – руки трясутся. Почему не прийти к нам до выдачи градостроительного плана? Мы бы посоветовали, как правильно всё сделать. У нас хорошая практика, хорошая секция архитектуры, очень квалифицированные сотрудники. Но из администрации никто, как правило, не приходит. Они ждут, когда мы развалим проект, и они спокойно вздохнут.

Если удается внести коррективы на стадии проекта – это хорошо. Но возникают ситуации, когда что-то изменить крайне сложно. Что делать с недоведённым до завершения строительством в центре Сочи, которое уродует город?

Анна РОЖДЕСТВЕНСКАЯ: Есть недострои, которые просто до конца довести нужно, которые сносить нецелесообразно. Это большие средства. Политика «одним монстром больше, одним меньше» уже до добра не довела.

Анатолий КОЗИН: Недострои, конечно, – это головная боль. По моему мнению, если уж допустили это, то нужно до ума довести и достроить. Естественно, провести все необходимые экспертизы.

Георгий СЕРЕБРЯКОВ: Если говорить о долгостроях – надо рассматривать каждый отдельно. Нужно провести экспертизу на предмет правовой обеспеченности. Если есть несоответствия градостроительным нормам – сносить однозначно, это принципиально. С высотками по Курортному проспекту на ул. Театральной и ул. Соколова, на мой взгляд, нужно расстаться сразу. Также как и с ещё строящимся, но очень нелепым сооружением на углу Курортного проспекта и пер. Морского. Вообще, в цивилизованных городах на застройку таких важных мест проводят архитектурные конкурсы. Тогда и только тогда можно увидеть достойные и профессиональные проекты, характерные для периодов сильной, справедливой и честной власти.

Ованес ЗАДИКЯН: Тут надо разбираться с каждым отдельным объектом. Если этот будущий недострой проектировался и остановился по причинам финансовым либо правовым, то его можно достроить, получив необходимые заверения от проектировщиков и строителей. Если же объект изначально строился без проектной документации, то никто не может ответить за его безопасность. Такой объект не может быть признан недвижимостью и должен быть снесён вследствие его абсолютной безответственности.

Наталья ЗАХАРОВА: Однозначно, принимать решения по недостроям нужно исходя из сложившейся сегодня градостроительной ситуации. Проектирование и начало строительства очень многих таких объектов велось ещё до принятия генплана и ПЗЗ. Но раз эти объекты не были построены вовремя, то у города ещё есть возможность исправить ошибки предшественников. Если объект не соответствует принятым нормам, то его следует сносить, если можно исправить ситуацию – менять проект и достраивать.

Какие, на Ваш взгляд, наиболее удачные архитектурные проекты были реализованы в разные времена в Сочи, и что можно отнести к разряду неудачных? Каким Вы видите облик Сочи будущего?

Георгий СЕРЕБРЯКОВ: Как пример неуместного градостроительного решения можно привести ЖК «Морской дворец» в Морском переулке. Для такого объема квартир по нормам явно не хватает площади участка. Если смотреть от памятника Ленину, то двойная высотка «Морского дворца» разрушила классическую посадку ЖК «Премьер» на ось Морского переулка. И если оба здания архитектурно ещё не являются самым плохим примером, то вместе они создают градостроительные руины в центре города.

img-aso-4354

Примерами удачных архитектурных и градостроительных решений являются здания морского вокзала К. Алабяна и железнодорожного вокзала А. Душкина. Шпиль морвокзала «держит» ось ул. Навагинской, а комплекс ж/д вокзала организует пространство площади на пересечении ул.Горького и ул.Московской. Проекты выполнены мастерами архитектуры высочайшего класса, но и власть, заметьте, организовавшая строительство этих шедевров, в градостроительном смысле также оказалась на высоте. Сегодня ж/д вокзал окружён безобразными павильонами, огорожен стальными заборами и начисто лишён автостоянки.

img-aso-9509

Ещё один характерный для сегодняшнего Сочи пример градостроительной ситуации – Дом уполномоченного ВЦИК И. Жолтовского. Великолепное общественное здание Музея изобразительных искусств в городском парке. Но если вы смотрите на классический фасад от того же памятника Ленину, то обнаруживаете, что визуально его буквально «раздавил» грубый объем жилого дома на пересечении Курортного проспекта и ул. Соколова.

img-aso-9510

Разрушение градостроительных ансамблей ведёт к потере среды, которая для нашего города является градообразующим фактором, ведь именно он ещё привлекает многих приехать сюда отдыхать. Я думаю, изменения в муниципальной градостроительной политике могут наступить только если (или когда) изменится мотивация действий городской власти. Сегодня от неё требуется не только скрупулёзное выполнение инструкций, а ещё и инициативность в развитии комфортного, современного курорта.

На мой взгляд, выход – в формировании команды профессионалов, которые, проанализировав ситуацию, смогут предложить разумную стратегию развития города. Так выходили из сложных ситуаций многие города мира. Например, Куритиба в Бразилии справился с проблемами куда более острыми, чем в Сочи, и стал одним из лучших городов мира.

Ованес ЗАДИКЯН: Всё советское послевоенное мне не нравится. Да и как оно может нравиться, если с архитектурой боролись как с излишеством?! Не могу назвать ни одного по-настоящему достойного современного проекта. Нынешнему поколению так и не придётся познакомиться с новыми архитектурными шедеврами. Просто нет культурного запроса.

Нодар КАДАГИШВИЛИ: Город у нас курортный, урбанистика для нас неприемлема. И если посмотреть с этих позиций, то у нас нет красивых домов. Сегодня очень сильно раскручен «Парк Горького». Многие мои знакомые там купили квартиры. Я им задаю вопрос — куда ваши дети будут ходить в школу, в детский садик? И вообще, зелёный цвет был запрещён со времен бывшего мэра Виктора Колодяжного, но они покрасили и все это продвинули. Когда нет гармонии – нет красоты. Меня так учили. Насчет лучших проектов? Мы проводили опрос на своём сайте и это гораздо интересней, чем моё мнение.

Наталья ЗАХАРОВА: Действительно, Сочинская городская организация Союза архитекторов России не так давно составила свой рейтинг 10 лучших современных проектов нашего города. И поверьте, это было не просто. Итоги опроса мы разместили у себя на сайте «Архитектура Сочи». В ТОП вошли большей частью олимпийские объекты. К сожалению, очень многие новые объекты, построенные в последние годы, чужды курорту Сочи.

Довольно яркий пример – гостиница Park inn, построенная, на месте круглых касс: по архитектуре главного фасада она согласуется с железнодорожным вокзалом, а вот в привокзальную площадь вписана коряво: приветствует въезжающих на неё некрасивым задним фасадом, значительно сужая угол обзора главной доминанты. И таких неуместных примеров по городу достаточно много. Создать единый ансамбль к Олимпиаде не получилось, а вот отдельные сооружения вполне заслуживают похвалы. Интересен и комплекс «Мандарин» в Адлере, проект которого занял 2-е место в рейтинге: довольно дружелюбное к человеку пространство, может быть, только зелени мало. Вообще, хотелось, чтобы в городе больше уделялось внимания благоустройству, озеленению и солнцезащите.

Почти всё, что построено в советское время, можно отнести к удачным проектам. И это не только классические сочинские вокзалы и санатории-дворцы. В этот же список можно добавить и концертный зал «Фестивальный», сочинский цирк и кинотеатр «Сочи». В то время не просто проектировали объект, а старались вписать его в городскую среду и природный ландшафт.

Анатолий КОЗИН: У нас в Сочи очень сильное сообщество архитекторов, каждый из членов которого никогда не позволит себе халтуры. Но, к сожалению, много стало появляться проектов неизвестных до этого времени авторов. Перед ними ставят задачу – сделать максимально дёшево, они и делают. Вот так появляются здания-сундуки. Весь верх Светланы застроили. Лишь бы продать квартиры, а там – трава не расти. Вот это, так скажем, неудачные проекты.

А какие лучшие? Я бы разбил все на несколько этапов. Первое – это наша классика, время активного развития курортного Сочи. Какие великолепные санатории построили! «Металлург», имени Орджоникидзе… Люди приезжали отдыхать во дворцы. Какие только стили не использовали! Потом город начал расти, людей нужно было обеспечивать жильем. Так появился, по аналогии с Северным Чертаново в Москве, Макаренко – в Сочи. Да, спальные районы нужно было застраивать не дворцами. Здесь упор делался на создание инфраструктуры, с чем архитекторы прекрасно справились.

Анна РОЖДЕСТВЕНСКАЯ: Портит Сочи иногда не конкретное здание. И здание может быть хорошее само по себе, но оно не к месту, не в гармонии с окружающей застройкой. Город – это не скопище каких-то отдельных зданий, это единый организм, в котором происходят сложные процессы и где составляющие этого целого должны находиться во взаимодействии между собой. Поэтому все великие произведения архитектуры великие не потому, что здесь окошечки хорошие или очень гармонично сделан фасад, а потому, что когда идёшь к нему, создаётся впечатление, что оно как будто здесь выросло и ничего другого здесь быть не может. Оно частью мира становится. Безусловно, лучшие проекты – это наши два вокзала, железнодорожный и морской. Единственное, я считаю, ужасную надпись на железнодорожном вокзале сделали. Не масштабно, отвратительно, и эти буквы нужно убирать. Очень хороши были наши санатории старые. Из современных зданий мне очень нравится вокзал, на который приезжаешь в Олимпийский парк. Настолько он гармонично туда вписался. В самой Красной Поляне – это городок около санно-бобслейной трассы.

sochi-6978

К сожалению, мы не можем начать застраивать Сочи с чистого листа. Можно критиковать, не соглашаться и даже возмущаться, но после Олимпиады мы получили город совершенно другого уровня. Основная проблема сегодня заключается в том, что ни у кого нет четкой градостроительной политики, а это жизненно необходимо, если мы хотим двигаться дальше.

«Архитектура Сочи»

источник: ogni-sochi.ru

Главное, чтобы решения, которые мы принимаем сегодня, не отрезали возможность развития завтра
5 5 чел.

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Для того, чтобы города строились и развивались гармонично, нужно гармоничное общество. В СССР это было.
    Проблемы Сочи отражают все проблемы постсоветского времени. Пока не видно, чтобы в Сочи что-то менялось в этом плане, поэтому вероятнее всего, что и олимпийское наследие постигнет судьба шедевров советского и дореволюционного периодов.
    В остальном все тут написано правильно.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.