Домой Сообщество Имена Ованес Задикян: Пока закон об архитектуре не будет изменен, архитекторы могут рассчитывать...

Ованес Задикян: Пока закон об архитектуре не будет изменен, архитекторы могут рассчитывать только на добросовестность застройщика

1941
5

Ирина Сизова,
«Огни Большого Сочи» №9 (49) 2013

Архитекторы – именно они создают пространство, в котором мы живем. Во многом их труд определяет, насколько удобно жить в наших домах, радуют ли глаз окружающие здания, правильно ли организована окружающая среда. При этом, не будем скрывать, зачастую отношение к людям этой профессии крайне негативное. О том, что значит быть архитектором, в день своего профессионального праздника нам рассказал создатель и руководитель одной из первых архитектурных мастерских Сочи Ованес .

ДОСЬЕ
img-aso-6517Ованес Мнацаканович Задикян
Родился: 28 марта 1950 года в селе Колхида Гагрского района Абхазской АССР в рабочей семье.
Образование:
1974 г. – окончил Московский архитектурный институт по специальности «архитектура».
Трудовая деятельность:
1974 – 1980 г.г. – после окончания института по направлению работал в Сочинском проектном институте «Южгипрокоммунстрой».
1980 – 1989 г.г. – работал в разных проектных институтах Сочи.
С 1989 г. – директор персональной творческой архитектурной мастерской, директор ООО «Архитектурная мастерская «».
Семейное положение: женат, двое детей, четверо внуков.
Хобби: путешествия.

Прежде всего позвольте поздравить Вас с Днем архитектора. Мастерская «Архипроект» хорошо известна сочинцам. Расскажите, как Вы пришли в профессию, с чего начиналась Ваша мастерская?

– Спасибо за поздравления. В детстве я очень хотел быть инженером – мне нравилось это непонятное взрослое слово. При этом всегда хорошо рисовал и чертил. Поэтому и решил выбрать профессию, сочетающую в себе «физика» и «лирика» – поступил в Московский архитектурный институт (МАРХИ). И о выборе своем никогда не пожалел. А ведь в профессии я с 1974 года. Тогда я приехал в Сочи, начал работать в огромном даже по советским меркам проектном институте «Южгипрокоммунстрой». Уже через 4 года стал главным архитектором проектов – это был очень хороший карьерный рост. Проектов разрабатывалось очень много, но реализовались далеко не все. При этом всегда хотел работать самостоятельно, иметь больше возможностей проявить творческий потенциал.

Первое настоящее испытание себя в профессии прошёл, победив в конкурсе на проект Дома культуры в Адлере. Когда наша страна перешла на рыночные отношения – решил открыть собственную мастерскую. К тому моменту у меня уже был опыт самостоятельной работы в виде так называемой «халтуры» – мы проектировали дома для сельской местности. В 1989 году и родился коллектив персональной творческой архитектурной мастерской, который впоследствии получил наименование ООО «Архипроект». Сейчас в нашем коллективе постоянно трудится 20 архитекторов и конструкторов, еще и специалистов по смежным специальностям привлекаем.

За время работы мастерской «Архипроект» в ней было реализовано более 200 проектов. Отметьте самые значимые из них.

– Прежде хочу рассказать о работе, которая была и, наверное, останется главным моим творческим достижением. Это был международный конкурс, объявленный правительством Румынии после свержения Чаушеску. Конкурс градостроительный, призванный определить дальнейшее развитие центра Бухареста, пострадавшего от тоталитарной застройки. С нашей молодой командой единомышленников (Анна Рождественская, Георгий и Марет Серебряковы, Игорь Евсеев, Радий Ковалёв) мы прошли первый тур и оказались в числе пятнадцати лауреатов, выбранных из 255 предложений, поступивших со всего мира. Мы оказались единственными россиянами, отмеченными на этом конкурсе такой высокой оценкой, обойдя многих признанных европейских авторитетов. Я очень горжусь этим достижением, однако вынужден признать, что эта победа никак не сказалась на нашей судьбе и карьерном росте, поскольку градостроительная тема оказалась не затребованной в постсоветском периоде.

Основной темой для мастерской стала разработка проектов многоквартирных жилых домов. Назову самые известные для сочинцев – это здание «Александрийского маяка», жилые комплексы «Королевский парк», «Парк Горького». Есть в нашем портфеле и множество частных домов. Вот только очень обидно, что реализация большинства из них была далека от самих проектов.


ЖК «Александрийский маяк»

ЖК «Королевский парк»

ЖК «Парк Горького»

Справились мы и с другой, сложной в технологическом плане задачей – проект океанариума в Адлере. Его мы создавали в сотрудничестве со специалистами из Австралии и Новой Зеландии. По сути, все тело этого здания – вода, внутри которой проложена сеть коридоров для людей. Необходимо было не только грамотно создать огромный аквариум из стекла и бетона, но и правильно решить вопросы инженерного обеспечения здания. Насколько нам это удалось, можно увидеть, побывав в океанариуме.


Океанариум в Адлере

Как же получается, что вы создаете хорошие проекты, а окружают нас часто, мягко говоря, не очень красивые здания?

– Знаете, одно время я хотел организовать выставку, а скорее даже – антивыставку. На ней бы я представил проекты, разработанные в нашей мастерской, а рядом фотографии того, как они были реализованы. Картина, признаюсь, печальная. И упирается все в непоследовательность российского законодательства, ориентированного на благую веру в то, что «рынок всё отрегулирует». Когда Россия перешла на рыночные отношения, в силу вступил новый об архитектуре. В нем четко определялось понятие профессии «архитектор», чем он должен заниматься, за что нести ответственность. Было указано, что все, что строится на территории России, должно быть произведением искусства. К сожалению, с течением времени значительно видоизменился. Государство практически вообще отказалось от профессии архитектора. Так, мы лишились права авторского надзора и приёма в эксплуатацию зданий. Вот и получается, что эскиз архитекторы рисуют прекрасный, а на стадии строительства застройщик начинает экономить, применять «рацпредложения», а может и вовсе видоизменить проект. И повлиять на это архитектор никак не может. Да что говорить, если в соответствии с законодательством, чтобы получить разрешение на строительство частного дома, теперь даже не нужно показывать его эскиз. Достаточно предоставить документы на собственность, инструменталку по земле и указать границы застройки. Так что многие строители вообще обходятся без проекта. Приносят нам план, начерченный чьим-то племянником, который «хорошо рисует», на листочке в клетку… Это хорошо еще, если в архитектурную мастерскую приходят. Ведь сейчас, чтобы запроектировать дом, архитектором быть не обязательно. К слову сказать, в Сочи около 300 архитекторов, большая часть из которых сидит без работы, хотя они – хорошие специалисты. Почему? Потому что в нормальных мастерских обойти нормы закона возможности нет вообще. На всех документах ставится печать, подпись мастерской. Однако находятся дельцы от архитектуры, которые могут за деньги что угодно запроектировать. Вот и появляются так называемые «клубные» дома. А настоящий архитектор никогда не сделает проект, который его имиджу может повредить. Его работа всегда на виду – от того, насколько хорошо ты выполнишь заказ, будет зависеть твое имя, авторитет и будущие проекты. И от качественной реализации проекта тоже многое зависит. Поэтому радует, что у заказчиков начинает появляться культура строительства. Ведь пока об архитектуре не будет изменен, архитекторы могут рассчитывать только на добросовестность застройщика

Архитектурный беспорядок в Сочи, наверное, самый большой в нашей стране…

– Конечно, Сочи уделяется огромное внимание. Если в некоторых российских городах люди ищут деньги на строительство, то в нашем городе средств с избытком. Причем в плане архитектурного контроля есть некоторые положительные изменения. Когда Анатолий Пахомов стал мэром, он решил организовать Градостроительный совет при главе города. У сочинских архитекторов появилась возможность как-то влиять на ситуацию. Вы не представляете, сколько проектов и предложений было отклонено. Например, на месте Летнего театра в парке имени Фрунзе предлагалось построить огромную высотку в 30 этажей… Естественно, принять такой проект было просто предательством по отношению к Сочи.

Но при этом в городе продолжается очень плотная застройка, многие протестуют против высотного строительства.

– Сама идея высотного строительства предполагает сохранение большего городского пространства. Хочу привести пример. Недавно я вернулся из Сеула. Там есть большая река – Ханган, естественно, что многие хотят иметь жилье с видом на реку. При этом меня удивило, что вдоль берега реки идет стена не очень высоких домов, однако они полностью закрывают вид на реку. Так вот мэрией уже принято решение о сносе этих кварталов. На их месте будут построены высотки – они более компактны, и за счет этого город получит дополнительное озеленённое пространство, а сеульцы смогут любоваться рекой. Мне кажется, в Сочи ситуация аналогичная – все мы хотим иметь больше свободного пространства, хотим видеть море. Поэтому лично я выступаю за высотное строительство. Проблема нашего города совсем в другом. У нас строят не просто высотки с собственным пространством вокруг, подаренным городу и горожанам. У нас строят огромные дома, расположенные очень близко друг к другу, угнетающие окружающую застройку и городское пространство. И тут прав мой коллега, московский архитектор Хазанов, который сказал, что градостроительство – это не строительство как таковое, а организация и защита городского пространства.

И тут вопрос опять же упирается в отношение к градостроителям и к архитекторам. Я уже говорил, что профессия градостроителя сегодня не затребована, а ведь именно градостроительные разработки являются прерогативой властей. Причём они должны являться основанием для принятия решений по земле и перспективам застройки. В отсутствие такой упреждающей документации приходится разрабатывать проекты отдельных объектов, не имея ни малейшего представления о развитии территории соседних участков. Правила застройки, пытающиеся хоть как-то ограничить желание застройщиков «освоить» весь участок, не работают.

В них, казалось бы, обозначены отступы от границ участка, которые должны соблюдаться. Но, с другой стороны, эти параметры могут быть изменены по решению специальной комиссии. Стоит отметить, что большинство членов этой комиссии к архитектуре отношения не имеют – это чиновники.

Приведу яркий пример. Одним из наших проектов стало здание четвертого блока Торговой галереи. Под него был отведен довольно большой участок, в моем проекте площадь застройки составляла 40%, оставшаяся территория – зеленая зона. Однако владельцам участков хотелось получить больше торговых площадей, и члены комиссии удовлетворили просьбу застройщика – вынесли решение превысить разрешенные параметры, увеличив площадь застройки до 87 %. Будучи автором проекта, я был против.

Непростая, оказывается, у Вас работа. После стольких трудностей есть ли у Вас мечта создать в Сочи что-нибудь новое?

– Очень люблю проектировать жилые дома. Поэтому мечтаю создать террасный дом. Подобно зданиям, расположенным на склонах в Греции, Италии, Испании. Именно такие дома надо строить в южных городах. Они полностью повторяют рельефы склона, не изменяют пространства, сохраняют всю природную красоту местности.

Откуда силы черпаете для творчества?

– Во-первых, очень много путешествую. Причем это не просто туристические поездки, скорее ознакомительные. Благодаря им я общаюсь с зарубежными коллегами, стал членом Американского и Европейского институтов архитекторов, вошел в Королевский институт британских архитекторов. Все это позволяет знать, чем живут зарубежные коллеги по профессиональному цеху, что востребовано обществом, следить за самыми последними тенденциями мировой архитектуры как составной частью человеческой культуры. «Гуманизм – это то единственное, что, наверное, осталось от ушедших в небытие народов и цивилизаций – книги, народные сказания, мрамор изваяний, архитектурные пропорции». Это сказал Лев Николаевич Толстой

А во-вторых, и это тоже очень важно, в моей работе меня очень поддерживает семья. Дочь Ася работает дизайнером интерьеров. Сын Тигран пошел по моим стопам – стал архитектором. Оба они трудятся в моей мастерской. И это уже другое, родительское счастье, когда дети твои рядом.

В завершение интервью два коротких вопроса. Какое здание Сочи кажется Вам самым неудачным?

Парковка, расположенная рядом с бывшим кинотеатром «Стерео».

А самым красивым?

Морской вокзал.

«Архитектура Сочи»

источник: ogni-sochi.ru

Ованес Задикян: Пока закон об архитектуре не будет изменен, архитекторы могут рассчитывать только на добросовестность застройщика
5 1 чел.

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Если бы Вы еще и телефончик Вашей мастерской….?Думаю,что у Вас сейчас было бы много звонков.

  2. ЖК «Парк Горького» там вроде реклама — Роснефть ,а и сразу подумал откуда образ. В Туапсе проезжал, видел круглые резервуары.

  3. Uvazhaemyj gopodin Zatikyan u menya k Vam pros’ba : Kak vy pomnite v sovetskoe vremya(1939-49) byli vypushheny pochtovye marki s izobrazheniem sanatorij cccp v raznkh krayakh Kavkaza. Esli vozmozhno, esli Vy znaete imena armyanskikh arkhitektorov proektirujushhie jeti sanatorii. Budu ochen’ blagodaren’ Vam za otvet.ONI MNE OCHEN NUZHNY dya sostavleniya kataloga <>
    S UVAZHENEM Suren Ter-Markossian

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.