Домой История Публикации Венчагов: Записки декоратора. Часть 6

Венчагов: Записки декоратора. Часть 6

403
0
Весной среди хвойных и вечно-зелёных яркими пятнами выделяются азалии

С.И. Венчагов,
лауреат Государственной премии РСФСР
журнал «Цветоводство» №6 1988

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5

ВНУТРЕННИЕ ДВОРИКИ

При междугородной телефонной станции. После строительства здания в казённом стиле 60-х годов внутри осталась вытянутая площадка 60х18 м со скучной геометрической планировкой. Посреди были разбиты обнесённые бетонным бордюром прямоугольники, видимо, предназначенные для зелени, вдоль стен оставлены проходы для гуляния. Все это несколько напоминало тюремный двор.

Существующий проект оформления содержал множество нереальных идей, которые никто не брался выполнять. Так, основой оформления должна была стать особая керамика по авторским рисункам, заказать которую «хозяева» станции не смогли. Несколько лет участок оставался нетронутым, если не считать бессистемных посадок на субботниках.

В конце концов объект попал к нам (1980 г.). Результаты видны на фотографиях. Что было сделано?

Прежде всего мы постарались избавиться от жёсткой планировки. Уничтожили прямые и острые углы, плавно закруглив линии, контуры куртин. Бетонный бордюр частично убрали, а оставленный облицевали необработанным известняком. Площадь для посадок увеличилась почти вчетверо за счёт объединения всех бывших прямоугольников и ликвидации одного прохода. Ведь посещаемость садика ограничена: он предназначен для кратковременного отдыха сотрудников и в большей степени — для просмотра сверху, из производственных помещений станции. Таким образом, зелёные композиции в основном расположились вдоль одной из стен, а прогулочная дорожка со скамьями — вдоль другой. 

В оформлении куртины использованы два дерева кипариса горизонтального, стриженая бирючина, можжевельник казацкий; зелёный «газон» `сделан из зефирантеса, голубой — из седума (справа вверху).

Чтобы избежать монотонности посадок (по первоначальному проекту — на одном уровне), насыпали грунт на высоту 60—70 см для деревьев и кустарников, 30 см — под цветники и 10—15 см — под почвопокровные. Эти три уровня закрепили подпорными стеночками из того же белого необработанного известняка.

Группа керамических ваз

Мебелью послужили деревянные, из крупных стволов, скамьи, сделанные сочинским лесхозом. Керамику тоже использовали не проектную, а обычную, закупленную заказчиком в Грузии.

Этот случай характерен для наших отношений с местными проектировщиками. Они, честно говоря, довольно прохладные. Так, автор неосуществленного проекта, оценивая работу, заявил: «Это, возможно, и неплохо, но — не моё». И наше знакомство прервалось на многие годы. Никакой вины за собой мы не чувствовали, ведь если бы он сам взялся осуществлять свои идеи, ему также пришлось бы все изменить в соответствии с реальными условиями.

По-моему, неправомочен сам взгляд на озеленителя как на слепого исполнителя чужих предначертаний, не имеющего права на собственное творчество. Если красивые картинки проекта в натуре выглядят серо, разве это не вина автора, который составлял его в тиши кабинета, не затрудняясь знакомством с условиями, возможностями конкретного участка и беря ассортимент растений из дендросправочника, а не из перечня продукции местных питомников. Так неоднократно бывало и у нас, особенно если проект для Сочи составлялся в Москве.

На производственной базе участка. Украшая город для жителей и многочисленных курортников, наша бригада решила сделать и для себя нарядный уголок, где можно собраться коллективом, обсудить дела и планы, послушать беседу, поздравить юбиляра.

В этом дворике так или иначе нашли применение почти все приёмы, о которых шла речь в предыдущих заметках. С двух сторон его ограждает стена из ракушечника с консолями, нишами, различными вставками (каштановые коряги, интересные камни, «зелёный гобелен»). Кроме функции ограды она играет роль экспозиционной плоскости для всевозможных цветов, ампельных, вьющихся, почвопокровных растений. 

Ещё одна стена высотой 3 м составлена из закреплённых друг на друге коряг и вся пронизана плющом, жимолостью, актинидией. Её основное назначение — отделить хозяйственную часть с бытовками от зелёной гостиной.

С четвертой стороны дворик замыкает небольшая оранжерея с различными композициями на ракушечнике и кусках дерева. 

Деревянная мебель в «гостиной» сделана из толстых пиленных стволов дуба. В бассейн свободной формы с золотыми рыбками льётся вода из опрокинутого грузинского кувшина. Мощение крупными плитами белого известняка имеет зазоры и врезки из почвопокровных, цветущих многолетников, кустарников.

Стена задекорирована девичьим виноградом Вича, на переднем плане цветёт белоснежный иглочешуйник, или рафиолепис,— кустарник сем. розоцветных (справа внизу).

В итоге получился хотя и маленький (около 600 м²), но такой уютный и, главное, показательный садик, что просто нельзя было держать его под замком. И теперь, кроме использования для первоначальных целей, это — место паломничества приезжающих в Сочи коллег-декораторов и просто любителей «зелёной красоты». Часто устраивает от сюда передачи и сочинская студия телевидения. Здесь снимались Лев Лещенко, Эдуард Хиль и другие знаменитости. Ныне покойная Галина Михайловна Проскурякова `вела из нашего сада одну
из своих программ «В мире растений» для ЦТ.

Работа над такими объектами приносит радость и моральное удовлетворение, заставляет забывать трудности и неприятности, которых хватает в работе прораба-озеленителя.

С. И.

Материал любезно предоставил Д.И. Кривошапка.

«Архитектура Сочи»

Если Вам важно и нужно то, о чём мы пишем, поддержите нас небольшим пожертвованием: Благодарим!
Rate this post

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.