Домой Город Администрация города и ГСС Строительство бювета в Приморском парке: все «за» и «против»

Строительство бювета в Приморском парке: все «за» и «против»

1957
7

Вряд ли кто-то станет возражать, что возможность бесплатно испить столовой минеральной водицы, прогуливаясь по парку в летнюю жару, является составляющей понятия курортного города. Вопрос только в том, где питьевой бювет будет построен. Именно поэтому строительство ротонды-бювета на газоне Верхнего Приморского парка возле Зимнего театра вызвало негодование одних и непонимание причин этого недовольства у других.


Так уж получилось, что когда варианты размещения бювета рассматривались архитектурной секцией Сочинской организации Союза архитекторов России, большинство составили те архитекторы, которые не заподозрили подвоха в размещении ротонды, совмещенной с бюветом, в зеленой зоне общего пользования.

Как и специалисты правового отдела городской администрации, архитекторы видели в бювете прежде всего элемент парковой архитектуры, никак не диссонирующий с прогулочно-оздоровительной функцией Приморского парка. Ну не может возведение ротонды диаметром в 9 метров привести к уничтожению всей зеленой зоны. Опасения порождают декларации инвесторов и города о появлении одного, а вырастает другое. Именно это и высказывают многие жители и гости Сочи, обсуждая новый бювет на блоговых площадках в интернете или подписывая опросные листы. И самый главный аргумент — кто даст гарантию, что через некоторое время ротонда не превратится в ресторан?

Нет единого мнения и среди архитекторов. Многие сходятся на том, что, если есть опасность разрастания или видоизменения объекта, то нужно найти те места для размещения, против которых никто не будет возражать. Но вот есть ли возможность изменить расположение бювета, если фундамент уже скоропалительно залит на выбранном ранее месте? Большинство архитекторов и раньше сходились на минимизации форм и площадей, представленного им проекта. К сожалению, изменена немного была только технология привоза и хранения минеральной воды, тогда как в сложившейся ситуации следует минимизировать экспансию на землю и исключить из проекта излишние дорожки.

Противники строительства считают ротонду-бювет капитальным строением, требующим разрешение на строительство. Таким образом, все работы без разрешения декларируются ими как незаконные.

Чтобы разные стороны услышали доводы друг друга, глава города созвал совещание, на которое были приглашены сочинские архитекторы, председатель Общественного экологического Совета города-курорта Сочи В.И. Остапук и депутат городского собрания Сочи Л.Н. Шестак с помощником-юристом. Встреча, которую блогеры уже успели окрестить «бюветным совещанием», состоялась 24 июня 2013 года в городской администрации в присутствии замглавы города О.В. Ясюка и исполняющего обязанности директора департамента архитектуры, градостроительства и благоустройства администрации Сочи А.А. Зачитайлова.

Перед началом дискуссии выступил автор проекта питьевого бювета сочинский архитектор Ю.М. , который более детально рассказал о самом проекте и идеях, заложенных в нем:

«Строительство данного бювета осуществляется Согласно федеральной, краевой и муниципальной программы развития санаторно-курортного комплекса города Сочи по договору пожертвования. заключенного между ОАО «Татнефть» и администрацией города.

Перед началом проектирования, были изучены различные уже существующие бюветы и для этого проекта был выбран бювет открытого типа на городской территории общего пользования в зонах отдыха и парков. Поэтому размещение в зеленой зоне не противоречит понятию бювета, а ротонда является элементом парковой архитектуры.

Ротонд в мире очень много, поэтому мы решили предать ей некоторое смысловое значение. Театральная площадь – это место, где горожане узнали, что Сочи примет зимние игры 2014 года, поэтому решили дать олимпийское направление архитектуре ротонды и взять за основу архитектуру Древней Греции, тем самым, увязав ее и с неоклассической архитектурой Зимнего театра. Авторы предлагают назвать бювет «Олимпийским».

Была пересмотрена технология и привезённая минеральная вода будет размещаться в двух пластмассовых резервуарах, которые будут периодически мыться. Загрузка воды будет осуществляться с театральной площади при помощи шланга и насоса, поэтому устройство специального подъезда к бювету по зеленой зоне не требуется. В ротонду будет обеспечен также доступ маломобильных граждан.»

В.И. Остапук: «Я настаиваю, что строительство бювета влечет за собой уничтожение зеленой зоны. В советское время по городу стояли маленькие питьевые фонтанчики, не нужно нагромождать, можно делать и металлические формы.»

Архитектор О.В. Козинская: «На чьем балансе будет этот объект, когда будет построен? Мы не можем согласиться с тем, что он не является объектом капитального строительства.»

О.В. Ясюк: «Будет на балансе МУПа, который обслуживает бюветы, находящиеся в Адлере и в «Ривьере». Есть у нас еще бюветы в Красной Поляне, в санатории «Металлург». Питьевые бюветы устанавливаются для увеличения привлекательности курорта и в тех местах, где есть большой поток отдыхающих и гостей, а не в горах, где нет санаториев и прогулочных зон. Посещение бювета, который находится в «Ривьере» летом – 800-3000 чел в день, в Адлере бювет посещает от 500 до 2500 человек в день.

Перед тем, как было осуществлено проектирование, мы собрались вместе с юристами из правового отдела, которые дали заключение, что в связи с тем, что это малая форма – ротонда – разрешение на строительство не требуется.»

В.И. Остапук: «Без заключения ученых применять такую практику строительства бюветов на каждом повороте и розлива минеральной воды всем нельзя. Мы нанесем еще больший вред, чем пользу. Все же мы уничтожаем зеленое убранство города, он становится непривлекательным. Чем больше мы будем уничтожать зеленых насаждений, тем меньше к нам будет приезжать людей на отдых. Олег Валентинович, я бы очень вас хотел попросить от имени всех ученых-экологов города Сочи рассмотреть вариант более легкой конструкции, не заливая эти страшные фундаменты. Если летом к нам приезжают люди и, возможно, будут пить эту воду (что очень сомнительно), то зимой они будут бездействовать, а еще больше будут в бесхозном состоянии, поэтому я предлагаю и прошу вас сделать это в легкой доступной конструктивной форме, которая собирается и быстро разбирается. Принесли пластмассовые емкости, поставили, налили туда водички. Сколько пьем – не известно, куда канализация течет – не известно, какие деревья там потом затопчатся, потому что будут подходы, подъезды — не известно. Как это все будет – не известно. Вопросов больше, чем ответов. Олег Валентинович возьмите это на свой контроль, как замглавы, и разработайте со всеми специалистами, не только с архитекторами, но есть у нас и экологи, которые тоже знают, что хотят курортники не хуже, чем архитекторы.»

О.В. Ясюк: «Вы правы совершенно, когда сказали, что нельзя всем как попало пить минеральную воду. У нас есть Институт курортологии, который имеет очень большую базу и есть специалисты, хотя он [институт] находится сейчас в очень плохом состоянии. К сожалению, финансирование его строительства будет возможным только после олимпиады. Вместе с этим институтом мы прорабатывали и хранение этой воды, и ее минерализацию, потому что это большая ответственность. Мы обязательно пропишем в бювете не только полезность воды, но вред от ее чрезмерного употребления. По поводу того, что вы говорите, чтобы делать различные конструкции. Конструкции будут разные, но архитектор придумал такую конструкцию, которая будет акцентом в центре города, она будет не закрытая, открытая. Так же мы просили предусмотреть, чтобы там было место для медицинской сестры, которая бы давала консультации курортникам.»

Архитектор В.Р. : «А был ли проект дислокации всех этих бюветов по городу? Рассматривался и утверждался кем?»

О.В. Ясюк: «Три года назад, перед тем, как осуществить первый бювет, мы смотрели, что было раньше, взяли историческую справку. Встречались со специалистами института курортологии. Была мысль восстановить терренкур и провести его до Мацесты, чтобы люди могли гулять. И на этом маршруте установить около 6 бюветов.»

Л.Н. Шестак: «Да, была краевая программа по размещению бюветов. Места дислокации были определены и 2 из них находились в центре (одно в «Ривьере», другое в пальмарии около Платановой аллеи). Данное место в дислокацию на те годы не входило. Когда пришел глава города выполнять свои полномочия в виде Пахомова, я сразу предупредила, что общественность категорически против строительства питьевого бювета в пальмарии. Он сказал, что учтем, эту проблему знаем. Здесь другая проблема — данное место, спонтанно решенное, потому что появился какой-то благотворитель. Дело даже не в форме, а в том, что бювет — это капитальное строительство. Вы бы видели, какую глыбу бетона там залили. Таким образом не соблюдены законы в части градостроительного законодательства. В данном случае застройка зеленой зоны Р-2, а ее очень мало. Она катастрофически исчезает у нас на глазах. Если посмотреть на публичную кадастровую карту, то все зеленые зоны уже распределены, то есть кому-то когда-то отданы. Вот сейчас мне удалось добиться того, чтобы были выделены средства на паспартизацию остатков зон общего пользования, которые включены в таблицу 2 . И эта работа должна была сделана еще раньше, но всячески тормозилась.

Я предложила главе города: «вот есть фонтан в центре, который запечатан деревянным настилом. Мы что будем олимпиаду встречать с этим деревянным настилом? Наверно же нет. Давайте направим деньги благотворителя и возродим фонтан». «Не-не-не, только не фонтан». «Хорошо, давайте эту ротонду туда поставим, сделаем там еще лавочки, зелень». «Нет, не надо.» И он мне пообещал, что не будут строить, что соберет архсекцию и примет решение. Нагло обманул! За эти два дня не только вырыли яму, но и залили туда спешно бетон. Мы призываем не просто не строить в данном месте, но и вынуть бетон и привести все в первоначальный вид. Прежде чем принимать какое-то решение, города должна соблюдать , а не принимать решения узким кругом каких-то людей. Все они хорошие, все они прекрасные, но есть и нужно было сначала выделить необходимое количество земельного участка под это строение. Я не буду обсуждать архитектуру, мне это как-то не интересно. Я говорю о земельном участке, который занят зелеными насаждениями. В связи с этим мною вместе с общественниками было написано заявление в различные инстанции и переданные собранные подписи против строительства. Не надо нам ротонды-бювета на зеленной зоне. Она совершенно не сочетается с театром. Давайте хоть какой-то уголок старого Сочи сохраним. Я прошу все-таки придерживаться закона, мнения жителей и граждан, которые хотят здесь отдыхать и видеть город Сочи привлекательным. А так — это самоуправство чистой воды.»

О.В. Ясюк: «Инвестор этого строительства купил часть акций «Зеленой рощи». И перед тем, как начать реконструкцию, видимо, у них так принято, они пришли к главе и спросили, а чем мы можем помочь городу? Глава спросил: «А что вы можете?» «Мы можем денег дать». «Вот у нас есть программа, пожалуйста». Что касается зеленых насаждений, то да, сейчас они кадастрируются. Я очень сожалею, что раньше этого не было сделано: не поставили на кадастр и не запрещали там строить.»

Председатель архитектурной секции, архитектор К.Ф. : «Я бы хотел отчитаться о том, как проходили секции, на которых рассматривались варианты размещения бювета и его внешнего вида. 18 апреля 2013 года к нам в секцию обратился автор разработок этого бювета Вартанов Юрий Маилович с просьбой о том, чтобы мы посмотрели варианты размещения данного объекта на территории Центрального района. На обсуждение было предложено автором шесть мест: на ул. Войкова на круглой площадке в сквере, там, где сейчас установлен памятный знак в честь 150-летия Сочи; на ул. Навагинской между торцом гостиницы «Москва» и проезжей частью улицы; на ул. Навагинская в сквере рядом с гостиницей «Москва», там, где раньше располагалась детская карусель; по оси ул. Цветной бульвар в центре на квадратной клумбе; по оси улицы Соколова на Верхней набережной у гостиницы «Приморская» и там же на Верхней набережной возле Зимнего театра.

Обсудив все варианты, мы учли, что объект ротонда — это малая форма парковой архитектуры и она не может стоять где-нибудь, а должна находиться в парке. Бювет должен быть легким, как ротонда, минимальным, объемным и размещен в доступном прогулочном месте, где есть поток людей и будет необходимо потребление воды. Это вода столовая, не лечебная и страсти нагнетать по поводу того, что мы отравим людей, не стоит. Рассматривая варианты, естественно, мы понимали, что в сквере на ул. Войкова место не очень активно используется пешеходами, там есть неплохой памятный знак и заменять его новым объектом посчитали нецелесообразным. Два места на ул. Навагинская не совсем являются именно парковой зоной, хотя движение здесь интенсивное. Цветной бульвар — это жилой район, а не курортная зона и делать там парковую ротонду не понятно зачем. Расположение бювета по оси ул. Соколова на Верхней набережной изменит перспективу улицы, которая раскрывается сейчас на море. Неправильно закрывать ее ротондой. И вот большинство присутствующих сошлись на мнении, что предложенное место около Зимнего театра отвечает всем требованиям для бювета в парковой зоне. Если говорить о размещении бювета на месте фонтана за Зимним театром, то там никто не гуляет и становится не понятно, для кого он там? Таким образом приняли решение, которое гласило: «1. Одобрить место размещение питьевого бювета на углу ул. Приморская и Театральная площадь, между аллеей вдоль южной границы санатория «Черноморье» и существующей аллей (по топосъемке); 2. Учитывая большую градостроительную значимость, рекомендовать разработать эскизное решение в нескольких вариантах и рассмотреть их на архитектурной секции Градостроительного совета.» Из присутствующих 10 человек «за» проголосовало 7, 1 — «против» и 2 воздержался.

После этого, поработав с объемно-планировочным решением, Вартанов, по нашей же рекомендации, представил на рассмотрение архитектурной секции несколько вариантов, уже исходя из выбранного места размещения. Приняв посыл, что это памятный знак столицы олимпийских игр, все достаточно единодушно согласились, что объемное решение должно быть в форме классической ротонды. Вышедшая из родины олимпийских игр — Греции — она уже сама по себе будет символом прошедшей в городе олимпиады. При этом в представленном решении имелось помещение, достаточно массивно выглядевшее. Мы порекомендовали сделать объект максимально прозрачным, то есть минимальное помещение 1,5-2 м в диаметре должно располагаться в центре ротонды сочетая в себе и раздаточную колонку. Технические емкости предложили закопать под землю в районе существующей пешеходной аллеи, исключив необходимость подъезда к самой ротонде для технологической загрузки. В конечном итоге было принято следующее решение: «1. Принять за основу классический вариант объемно-планировочного решения питьевого бювета, как наиболее соответствующего местоположению вблизи Зимнего театра и символизирующее родину олимпийских игр; 2. Выполнить объект, как ротонду открытого типа, предельно минимизировав площадь подсобного помещение и расположив его по центру; 3. Технические емкости для минеральной воды выполнить в подземном варианте, приблизив их к существующему проезду, чтобы устранить проектируемый. 4. Благоустройство бювета выполнить в увязке с существующим, дорожки минимизировать для сохранения существующего газона».

Да, строится бювет на газоне, но для компенсации в городе есть тысячи мест, где можно восстановить газоны и общий баланс не пострадает.»

Отвечая на вопрос Остапука, есть ли в архитектурной секции экологи, Константин Федорович заметил, что архитектурная секция создана для обсуждения на ней архитектурных вопросов, никто не мешает, и он считает даже нужным, создать экологическую секцию в составе градсовета. Никак не ответив на это предложение, Владимир Иванович предложил использовать для размещения бюветов не функционирующие сейчас в городе фонтаны в общественных людных местах Хостинского и Центрального района и заявил, что в городе сейчас нет мест для расширения зеленых зон.

Между тем, проходя по центру города еженедельно несколько десятков километров пешком, мы скорее готовы согласиться с Мельниковым, так как в городе есть немало мест, на которых покрытие заменяется чисто автоматически при полной утрате старой функции. В ближайшем будущем мы покажем эти места и наши предложения по их благоустройству.

Архитектор А.Б. : «Единственный случай, а мы столько лет бились за это, когда с архитекторами администрация стала советоваться до начала строительства. Да, конечно, все правы и есть сотни вариантов. Если мы так будем рассматривать, то мы ничего не построим. Ротонда и питьевой бювет — элемент курортного города, а зеленые зоны — это не только ёлки-палки, но и дорожки, и ротонды, и малые формы — все что работает на человека. Нам нужно учиться правильно вести застройку города. Другое дело — мы боимся того, что сегодня мы говорим «ротонда», а завтра скажут: «Ну не пошло, давайте будет пиво». Поэтому когда такое решение принимается, нужно давать гарантии, что именно бювет будет построен. Раньше такие гарантии давал авторский надзор: граждане давали свои требования архитекторам и с них спрашивали. Сейчас авторский надзор упразднен. Когда мы научимся обществом формировать пожелания архитекторам, тогда мы и будем строить город, а не разрушать его.»

О.В. Ясюк: «Я полностью согласен, что мы должны экологическую секцию провести по этому бювету. И я думаю, на этой неделе мы обязательно это сделаем. То, что вы все опасаетесь, мы тоже опасаемся. Мы делаем добро, а не чтобы хитрый тут что-то провернул. Почему мы не стали делать бювет на месте фонтана, который находится за театром? Потому что земля там в аренде. Поэтому под размещение бювета выбирались участки, которые все ещё на балансе города. И только уважаемые депутаты решением своего совета смогут этот объект продать, отчудить или кому-то передать. А так она будет муниципальная и ничего никто не изменит. В связи с тем, что не отведена земля, нельзя продавать пиво, воду и т.д., так как для этого нужны будут документы на строения, которых не будет, ведь это малая архитектурная форма. Вот все сделали для того, чтобы никто не смог воспользоваться тем, что захотели сделать добро городу.»

Архитектор О.М. : «У нас очень эмоционально любое рассмотрение, но при этом каждый профессионал должен ответить на свой вопрос. Я вспоминаю, когда мы на заре перестройки готовили закон об архитектурной деятельности. И к этому закону нам нужно было готовить кодекс профессиональной этики. И одна из формулировок звучала так: «архитектор не должен посягать на природу, а должен сохранять ее в том виде, какая она есть». Тогда старшие товарищи сказали: «Это значит, что архитектор тогда работать не должен. Он не имеет права нигде ничего построить.» На самом деле, в мире есть архитектурная профессия, которая строит города, или ее просто нет. Другое дело, насколько будет природе нанесен ущерб — это все считается. Для того экологические службы и собираются. Не для того, чтобы просто эмоции проявлять, а посчитать ущерб, который наносится конкретным строительством: во время строительства, после строительства, в результате строительства или в результате изъятия его. То есть вы, экологи, должны оценить — так оцените воздействие на окружающую среду. Архитектор по определению, по профессии своей должен строить. И винить его в том, что он что-то рисует общество не в праве. Архитектор делает свое дело, а если общество привлекает, экологи дают свои оценки. Но когда вы, экологи, на первом месте — я этого не понимаю. Если общество нуждается, чтобы архитектор работал, значит общество должно дать ему право подавать свои предложения.

В том, что касается размещения бювета. Существуют технические проблемы, существуют организационные проблемы, политические проблемы — они все решаются, каждый на своем уровне. На техническом: если это возможно решить — решается подключением профессионала. На организационном: если там нельзя поставить людей ночью охранять этот бювет, то значит нужно делать антивандальным. Хотя я склонен к тому, чтобы все-таки людей считать культурными. Вообще все-таки лучше жить в красивом, а не в антивандальном. Мне не очень хочется рисовать из нержавейки формы — не люблю, просто не хочу. Ведь тем самым я признаю, что у нас в стране есть безкультурные люди, которые завтра придут ломать то, что я нарисовал. И в результате, не решая технические проблемы, не решая организационные проблемы, мы все сводим к политике: кто-то кому-то что-то готовит, подозреваем… Мы рассматривали объект, не подозревали. Эти подозрения возникли только вот сейчас, когда выбросили в атмосферу это подозрение. Нас у самих есть подозрения, у нас куча претензий к коллегам, к администрации, к главному архитектору. Наши объекты реализуются совсем не в том виде, как они нарисованы. Застройщики похабят их до безобразия, стройнадзор принимает их в каком угодно виде. Архитекторы не участвуют в приемке объекта в эксплуатацию. Поэтому у нас не просто подозрения, у нас убежденность, что с архитекторами не считаются. И на сегодня считаются больше не с архитекторами, а с экологами. Пожалуйста! Мы так далеко пойдем, перестанем что-либо рисовать, пытаться делать красиво. Главное, чтобы оно правильно стояло в градостроительном плане. Это неправильный подход. Я убежден, что главная проблема восприятия горожанами новой застройки (а они вообще ничего уже не хотят видеть) — это паршивая архитектура новых объектов, а не потому, что они сделана не в том месте. Паршивую архитектуру не спасет правильное градостроительное решение. Нужно, чтобы участие архитектора было всегда, постоянно, приглядно. Когда мы обсуждали с Юрием Маиловичем варианты бюветов и предложили площадь уменьшить и сделать его максимально воздушным, каждый из нас выразил желание вместе с ним приходить на площадку и наблюдать за стройкой. То есть вести общий авторский надзор. Сейчас это все портится подозрениями. Я не хочу подозревать. На самом деле — это довольно странная ситуация, когда нас спросили, а мы не подозревали. Это не свойство нашей профессии  — подозревать.»

Архитектор Л.К. : «Когда я собиралась сюда, я посмотрела, что люди пишут в интернете. Там никто не написал: «мы не хотим бювета». Там все выражают озабоченность, что вместо этого бювета появится магазин, гостиница или еще что-нибудь. И люди боятся этого. Они не верят, что именно этот проект воплотиться в жизнь. За основаниями далеко ходить не надо. Я голосовала за парковки и считаю, что парковки должны быть, но во что они превращаются? Мы видим, что там будут или магазины, или офисы и парковки будут обслуживать только их, потому что больше там мест не будет. То, что случилось возле «Стерео» так это вообще ужас кошмарный, по другому это не назовешь. Мэр обещал магазин «Филателия» восстановить на прежнем месте в прежних размерах. Мы видим, во что это превратилось. И примеров таких не счесть. Люди боятся, потому и протестуют. В этом вся беда. В городе творится беспредел и народ разуверился.»

О.В. Ясюк: «Вот хорошая мысль, чтобы архитекторы контролировали стройку и было построено так, как они запроектировали.»

О.В. Козинская: «Я имею экологическую специализацию и очень сожалею, что не участвовала в этой секции, на которой рассматривалось размещение бювета. Возможно подумали бы получше над этим вопросом. Я не буду сейчас касаться архитектурных вопросов — это рассматривала архитектурная секция, а вот место размещения должно было быть уже на запечатанном покрытии, чтобы не усугублять тяжёлую ситуацию в городе. С точки зрения сохранения культурного наследия, с моря фасад Зимнего театра воспринимается с прилегающим ландшафтом как единый ансамбль, не требующий никаких дополнительных элементов благоустройства. Он состоялся, у него прекрасный масштаб, красиво прорисованный и не надо его ничем дополнять. Поэтому я за то, чтобы бювет, который хорошо, когда есть в городе, были поближе к местам, где изливаются эти воды естественным путем, но это другие места должны быть. Может быть в том объекте, который уже существует.»

Архитектор М.Ш. напомнил о скважинах, пробуренных более 20 лет назад и до сих пор запечатанных и не использующихся. Где-то в архивах МИГа можно найти информацию о них. Архитектор Л.К. выступил против строительства такого громоздкого сооружения возле Зимнего театра и предложил заменить из более легкими конструкциями 2х6 м, установленных вдоль существующей аллеи. Это создаст меньший ущерб и экологии, и архитектуре. Да, сооружение красивое, признал Леонид Константинович, но не в этом месте.

В.Р. Суховуков: «Мне не понятно почему решили размещать именно в зеленой зоне такой объект. Идет конфронтация с самим понятием зеленой зоны. Почему нельзя найти места, где уже есть брусчатка? Места с пешеходными связями. Таких мест много. Например, в начале ул. Приморская, там, где университет построили, возле «Фестивального». Тоже проходное место. Идет конфронтация с обществом. Почему архитекторы хотя обществу доказать, что это хорошо. Говорить о том, что это мы как-то компенсируем — это абсурд. В одном месте сложившейся парковой зоне вырезать кусок, сделать его бетонным, а в другом месте сделать зеленый. Это уже сложившееся система и мы не можем так раскидываться зеленью. Я считаю, что нужно еще поискать места, где мы не навредим.»

О.В. Ясюк напомнил еще раз, что многие городские земли имеют собственников или арендаторов, что значительно ограничивает варианты выбора мест под бювет.

Обменявшись мнениями, участники «бюветного совещания» остались каждый при своем.

Следует также отметить, что Правила землепользования и застройки г. Сочи (ПЗЗ) регламентируют зеленые зоны общего пользования (зона Р-2) весьма противоречиво. Целью выделения зоны Р-2 является сохранение и обустройство озелененных пространств для отдыха населения. Понятие «обустройство» как раз и предполагает возведение чего-то искусственного, чтобы гостям и горожанам было комфортно отдыхать. И таблица 9 регламентирует виды разрешенного (автоматически, «по праву» при условии соблюдения требований технических регламентов безопасности) и условно-разрешенного использования зоны Р-2. Перечень не такой уж и маленький. В том числе и объекты мелкорозничной торговли, рассчитанные на малый поток посетителей: киоски, павильоны, палатки, и общественный туалет, и детский игровой центр, и даже больница скорой медицинской помощи. Но при этом в таблице 11 максимальный коэффициент застройки зон Р-2 указан, как 0%. При таком раскладе в пору задуматься об аэростатической архитектуре для наших парков.

«Архитектура Сочи»

Строительство бювета в Приморском парке: все «за» и «против»
5 2 чел.

7 КОММЕНТАРИИ

  1. Какие коментарии?! Маленький объект как показатель глобальной проблемы города. А конкретно на данном участке намечалось строительство кафе и даже был установлен строительное ограждение так что жизнь покажет…. (Как пример можете посмотреть на паркинг у бывшего кинотеатра «Стерео»)

  2. Наталья ! Так тем более этот «ползучий» захват территорий просто поражет. Еще есть согласованное архитектурное решение и кадастр на земельный участок между гостиницей «Жемчужина» и Зимним театром для строительства кафе прямо в зеленой зоне на повороте основной дорози у главного фасада театра!

  3. Алексей! Наш сочинский академик Назарьян, Царство ему небесное — известный шутник, тут сказал бы: «Вы что? Первый раз с Луны свалились?»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.