Домой Город Идентичность Дагомыс: модель смыслов

Дагомыс: модель смыслов

409
0

Погружаясь в обработку анкет социологического исследования, заполненных жителями Дагомыса, я увидел, что все вопросы, связанные с тем, что их волнует, раскрываются очень глубоко. В ответах много понятного негатива: застройка, исчезновение тех или иных видов деятельности (продали фабрику, исчезло предприятие). Видно, что жители, в основном, находятся в эмоциональном раздражении, но без указания конкретных причин. Обычно в анкете горожанина в разных городах встречаются 2-3 толковых анализа с раскладыванием по полочкам истории города либо объяснением причин текущего состояния. Здесь же независимо от социального статуса в анкетах выражена только эмоциональная боль. Видно, что территория находится в очень сложном состоянии. Даже не депрессивном, а каком-то схлопывании: что-то разрушается, что-то замещается. И жители делятся, в основном, впечатлениями, а не отвечают на поставленные вопросы. Меня смутило, что в анкетах независимо от заданного вопроса (а вопросы были очень разного плана), все ответы сводятся к тому, что “всё плохо”, “мы все погибнем”, “точечная застройка”, “девелопмент”. Очень мало кто пытался сконцентрироваться на причинно-следственных связях. С другой стороны, на вопросы об источниках вдохновения люди отвечали банально: природа, пляж, история места, люди. Захотелось разобраться в причинах такого состояния Дагомыса глубже.

Мы, конечно, могли взять экономику Дагомыса, его историю или какой-то другой аспект для более детального рассмотрения, но в работа со смыслами является не финальной, а стартовой точкой развития территории: только после выявления и определения смыслов действительно становится понятно какие технологии и кому нужны; нужны ли вообще технологии; кто реальный субъект развития. Когда мы работаем с территорией, мы обычно реагируем на любой импульс из неё. Этот импульс, обычно, содержит в себе конкретный запрос: научите нас договариваться или что-то ещё. Передавая технологии, мы видим, что на некоторое время их хватает территории для развития: субъект действительно что-то меняет, чего-то достигает. Но потом он опять переходит в кризис, потому что технологии не решают базовые вопросы субъекта: зачем ему всё это надо. Мы же ставим вопрос: может ли субъект на территории сам нащупать технологии интуитивным путём, если поймёт про идентичность и то, как всё устроено чуть быстрее?

Технологии, формирующие мировоззрение (лекции про модели постсоветского города, человека, о творческой экономике), за пять лет оказались одни из самых востребованных и полезных. Именно они запускали изменения в городах. Многие после этих лекций мне писали, что им стало понятнее и они стали двигаться дальше сами. Поэтому работа со смыслами для любой территории должна выходить на первый план. Опираясь на выявленные смыслы, все её жители начинают воспринимать реальность не сегментно, не с точки зрения своей позиции, а видеть общую картинку. И размышляя над тем, как ответить на инициативы жителей Дагомыса, я предложил начать с выявления смыслов и базовых ценностей территории, чтобы понять (и им, и нам), почему эта территория сейчас находится в таком состоянии, каким на самом деле являлся или является и с чем нужно работать непосредственно. Это позволит устойчиво двигаться дальше вне зависимости от наличия проекта.

Структура встречи в каждом городе зависит от того, кто на неё пришёл. В Дагомысе я увидел подростков, новых людей и понял, что если я начну сразу со смыслов, то будет непонятно почему мы не обсуждаем проблемы города. Мы тогда сразу потеряли бы всю аудиторию, так как работа со смыслами требует напряжения. Поэтому пришлось рассказать кратко лекцию про трёхслойную модель города и плавно ввести определения города: почему он вот такой, как культура влияет на формирование мировоззрения, а мировоззрение влияет на деятельность, а как деятельность меняет среду. То есть показать всю связку. Кратко, просто, но это было необходимо рассказать, а потом уже начинать работу со смыслами Дагомыса по модели: ландшафт/деятельность/опыт. В этом случае становится понятно почему мы начинаем обсуждение с ландшафта.

Но как выявить смыслы?

Через ощущения: как вы себя ощущаете в существующем ландшафте? Ваше тело никогда не врёт. Оно вам всегда подсказывает, какой здесь ландшафт и как вы себя в нём ощущаете? Нужно заходить на территорию через эмоциональное, через чувства, через проживание её. И мне кажется, что обсуждение природного и искусственно созданного ландшафта здесь, в Дагомысе, очень чётко показало потенциал территории (куда тело их тянет): к небольшим тропинкам, к созерцательному туризму, к реке, в горы, в долину рек, на море. Точно также очень чётко тело подсказывает почему сейчас жителям плохо — хаотичная застройка. Они не сказали высотная, они сказали хаотичная. Это очень важный момент. Их не масштаб беспокоит, потому что горы высокие. Их беспокоит непродуманная застройка и тело начинает раздражаться: здесь что-то непонятное, здесь что-то натыкано, здесь забор, здесь не пройти. То есть эмоциональные переживания им подсказывают, что фактически нужно навести некий порядок. Спроектировать даже не среду, а нормальную пространственную сетку так, чтобы минимизировать раздражение от отсутствия видов, от транспортных проблем.

Какие интересные смыслы были найдены по Дагомысу: ГРАНИЦА (край Сочи, защищённое пространство, некий остров, своя планета, свой микроклимат, своя история), 3 в 1 (море, горы и долины рек находятся в равноправии: 5 дней на море, 5 дней в горах, 5 дней в долине реки). С точки зрения смыслового баланса эту триаду можно взять за основу.

Второй базовый смысл для территории — это деятельность. Потому что, если возникло поселение должна быть причина. Обычно причиной является либо наличие какого-то ресурса, либо удачное расположение. Я задавал вопрос (и он оказался одним из самых сложных): какая деятельность есть у Дагомыса, что Дагомыс делает лучше, чем другие территории, либо что есть только в Дагомысе? Конечно, все участники встречи старшего возраста сильно цеплялись за прошлое. Потому что в прошлом Интурист, мебельная и чайная фабрики. То есть всё в прошлом. Но, задавая вопрос с пристрастием, мы вытащили два очень интересных момента. Это, во-первых СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ, то есть Дагомыс не распылялся, а у него была специализация: чай, мебель, Интурист. И во-вторых — это ЭКСПЕРИМЕНТ. То есть он что-то делал впервые, делал что-то уникальное. Уникальность ещё и в том, что он работал на экспорт. То есть делал не для самого себя: мебель поставлялась в Сочи и по всему побережью, чай по всей стране. Таким образом Дагомыс экспериментальный и специализированный. За счёт специализации рождается другого плана качество, за счёт качества появляется экспортный потенциал. Неважно, чем Дагомыс занимался, эти два смысла ему были присущи всегда.

Ещё один момент можно отнести к деятельности — она запускалась в результате баланса приезжих специалистов и местных жителей. То есть это не эволюция местных практик, а местный потенциал и возможности усиленные внешними технологиями. И этот синтез является спецификой деятельности Дагомыса.

И третий вопрос всегда очень хорошо показывает и выводит на базовую идентичность любой территории — ключевой опыт. Кстати, вопрос об особенностях культуры Дагомыса тоже оказался очень сложным для людей. И ответить на него нужно было не объектами, а характеристиками, ценностями, принципами.

Что может Дагомыс передать другим территориям либо вернуть самому себе с точки зрения своего базового накопленного опыта? И здесь тоже была сложнейшая дискуссия. Кто-то опять говорил про чай. Чай, конечно, можно считать культурой, но в данном случае вопрос был про другое. В ходе обсуждения выяснилось, что кроме названия (топонима) “Дагомыс” для многих людей это слово сейчас ничем не наполнено. Это такой феномен названия: люди, отождествляющие себя с этим топонимом, не знают, что он означает и больше ничего, кроме него, не имеют. Выхолащивание деятельности на территории обычно оставляет лишь оболочку. И соответственно верх этой оболочки — название. Иногда даже уже и оболочки нет, есть только название. То есть от Дагомыса не осталось даже обёртки. От Дагомыса пока осталось только одно название. Оно висит в воздухе. Даже фантика нет. Обычно есть фантик в виде исторического объекта или пешеходной улицы. Но в Дагомысе этого нет. Есть территория, есть какие-то люди, есть накопленные ими переживания, но всё это нельзя потрогать и с этим соприкоснуться, есть только название — Дагомыс. И у жителей базовая идентичность — Дагомыс.

Хорошо, что местные предприниматели (и это было ключевым моментом во всей дискуссии) сказали, что для них Дагомыс — это всё ещё работа с иностранцами и что на мировых картах нет Сочи, но обозначен Dagomys beach (пляж Дагомыс). Это означает, что история с Интуристом ещё не закончилась. Да, структуры больше нет, но какие-то следы, работники, культура, память об иностранцах сформировала пусть пока ещё примитивный, но международный туризм дагомысского разлива. Это подсказало специализацию Дагомыса, связанную с визитной карточкой курорта — приглашением в Дагомыс иностранцев. Причём, таких, которые не любят шум, рынок, толкотню, суету. То есть по сути — элитный курорт. Это и есть культура, накопленная Дагомысом. И этот смысл очень хорошо показал потенциал развития посёлка.

С другой стороны, разговор про ключевой опыт, который территория накопила, показал, что опыт у всех не отрефексирован: любой житель, который вставал, возвращался в прошлое на 20 лет и говорил, что было тогда. И видно, что музей — это не какая-то иллюзия, а просто жизненная необходимость для данной территории. Потому что, если эти воспоминания, переживания, истории, фотографии куда-то не выложить, дальше в Дагомысе диалог строить будет невозможно: любая встреча будет превращаться в воспоминания. Я почувствовал себя немножко психоаналитиком, потому что у пациента (в данном случае у Дагомыса) реальная психологическая травма: он не может до конца рассказать историю, которую пережил, и из-за этого каждую встречу он начинает с рассказа этой истории. Причём это коллективная история, а не история одного человека. История целых поколений, преимущественно советских. Новое поколение сидело с раскрытыми глазами ничего не зная, не понимая и не чувствуя. Чайная фабрика им уже не нужна и не интересна. Они хотят жить по-другому. Не знают как, но по-другому, чем в Советском Союзе. Именно поэтому музей в Дагомысе жизненно необходим. Даже не как объект, а в первую очередь как вид деятельности, которая позволила бы зафиксировать где-то коллективные переживания. Скорее всего, это работа на несколько лет: собирать команду местных экспертов, готовых кропотливо и научно подходить к этой теме, выбирать площадку для экспозиции, лаборатории, исследований, подавать заявку в Фонд Потанина, который занимается музеями. Это нужно делать уже сейчас, потому что видно, что сам Дагомыс от себя устал: каждый раз рассказывая про одно и тоже, он чувствует себя сумасшедшим и ведёт себя как коллективный сумасшедший. Создание музея будет иметь очень важный терапевтический эффект.

Если вернуться к смыслам ландшафта, то прозвучал ещё один важный — это МНОГОКВАРТИРНЫЙ ДОМ. Существует достаточно большая группа людей (в первую очередь молодых), для которых Дагомыс — это жильё, причём комфортное. Это вызывало, конечно же, агрессию со стороны старожил с подозрениями в лоббировании интересов застройщиков. Но было видно, что для молодых семей Дагомыс — это нормальное место для жизни, потому что вдалеке от шумного Сочи. Да, транспортно неудобно, ничего нет, но, с другой стороны, ровно. Это уже искусственно созданный человеком ландшафт. И сейчас очень остро стоит вопрос: какие люди будут жить в построенных домах? Для создания специализированной деятельности, характерной для Дагомыса, нужна система разделения труда: инженер, технолог, культуролог, парикмахер, бариста. Таким образом, для того, чтобы делать сложные вещи нужно больше людей разных специальностей, поэтому повышения плотности населения может быть оправдано при условии их сложнейшей дифференциации. Не одни и те же пенсионеры с севера или многодетные матери, а немножко учёных, немножко инженеров. Ключевое слово — “специализация”. Поэтому для решения градостроительных конфликтов не обойтись без хорошей социологии для того, чтобы не просто строить какое-то жильё, а создавать сценарии и продавать квартиры не кому угодно, а выстраивать технологию продаж с программой развития. В этом плане муниципалитет может сыграть свою ключевую роль, если разработает концепцию развития Дагомыса с подачи, в том числе, этого исследования. Вполне возможно, что программы компенсации, программы скидок для каких-то специальностей могут немножко систему заселения выровнять.

Если учитывать культуру, опыт, накопленный вокруг советского периода Интуриста, рекреационного отдыха, терапевтического отдыха, не событийного, как в самом Сочи, а индивидуального отдыха малыми группами, позволяющего попробовать курорт со всех его аспектов (упоминаемая ранее триада), то, вполне возможно, кластерная экономика может стать базовой для перезапуска Дагомыса. Не создание одного крупного инвестиционного проекта, а создание большого количества специализированных бизнесов, сервисов предпринимателей (причём только местных), которые могли бы объединять усилия своего труда (то есть кооперироваться) и создавать более сложный продукт. Это требует не пространственных затрат (покупать нужно не землю), а интеллектуальных. Нужно, чтобы мышление предпринимателей поменялось, чтобы у них появились компетенции, нужен анализ рынка и другой рынок труда. Тогда этот кластерный подход (разные специалисты во взаимодействии создают более сложный экспортноёмкий продукт), может стать уникальным подходом для вывода Дагомыса из кризиса. Таким образом, в Дагомысе разработка туристического кластера, специализирующегося на ландшафтных особенностях (смыслах) Дагомыса, на накопленном опыте, становится задачей номер один.

Повторюсь, что создание этого предпринимательского кластера я бы начал с музея. Иначе невозможно тот опыт, который накоплен на этой территории этими людьми конвертировать действительно в какие-то идеи и новые смыслы. Нужен Центр современного искусства, нужен музей, нужна исследовательская практика, нужен образовательный центр для детей и подростков, чтобы они с историей Дагомыса взаимодействовали не как с объектом, а, возможно, через компьютерные игры, виртуальную реальность (прошёлся в очках по Дагомысу, увидел его в советский период времени и понял что-то). Молодёжи сейчас этого не хватает и именно они говорили про отсутствие связи между поколениями: им ничего не рассказывают, не передают опыт. Запуск туристического кластера через создание музея Дагомыса станет тактическим решением, которое выведет Дагомыс на стратегические решения.

Что касается пространственно-транспортной структуры Дагомыса, то многое очевидно даже непрофессионалам. Понятно, что транспортный транзит через Дагомыс его убивает, точно также, как убивают хаос и дешёвая , причём надолго. Нужно разными способами делать пространство соответствующим ландшафту и истории. Понятно, что с общественными пространствами будет очень сложно, но вполне возможно, что сеть небольших точечных смотровых площадок, покет-парков, тропинок, подвесных троп может стать для Дагомыса концепции развития пространственной сети. Понятно, что Дагомысу нужен другой административный статус. С учётом базовых смыслов, это может быть какой-то экспериментальный статус, статус действительно нового городского поселения либо небольшая городская агломерация в составе Большого Сочи, потому что сама структура Дагомыса — это не только сам посёлок, но и 16 сельских населённых пунктов, тяготеющих к нему. Это на самом деле достаточно любопытное градостроительная, управленческая и экономическая задача. И мне показалось, что на встрече мы совершили перелом. Потому что, если до этого все дискуссии превращались в психотерапию (у нас всё украли, всё плохо, всё больно), то на встрече 4 сентября проявилось и конструктивно настроенное сообщество Дагомыса. Это предприниматели, причём местные предприниматели, предприниматели-патриоты, которые даже если не живут в Дагомысе, но про Дагомыс соображают и они могут стать реальным заказчиком на развитие территории, так как у них есть дело, они платят налоги, они что-то реальное создают. То есть они не находятся в ситуации жертвы и у них есть реальные запросы на развитие компетенций, на технологии объединения, на разработку стратегии.

Стратегически это может стать интересным кейсом для всего постсоветского пространства: как от модели, когда один инвестор выступает в роли девелопера, перейти к модели, когда инвестором является само предпринимательское сообщество на территории, занимающееся более сложной деятельностью. Прожить этот переход в Дагомысе можно и нужно за очень короткое время, ведь ему осталось не так много времени вообще, потому что он действительно находится в фазе разрушения, истощения природных и человеческих ресурсов. На постсоветском пространстве вообще все природные ресурсы пошли под нож, потому что, человек, который не разобрался в себе, хочет всё вырубить и перекопать.

На встрече подростки очень хорошо описали суть сложившейся в Дагомысе ситуации. На вопрос о ключевой деятельности Дагомыса они ответили: НИЧЕГО. С точки зрения культуры Дагомыс для них — ВЕСЕЛЬЕ, потому что, когда они встречаются с друзьями из других районов, они могут только через смех пережить свою боль от того, что тут ничего нет. Им весело от того, что нечего терять так как у них и так ничего нет. То есть они находятся в нулевой точке.

Это новое поколение, находящееся в нулевой точке, и является ключевым заказчиком изменений. То есть ключевой инициатор изменений — предпринимательское сообщество, а ключевой заказчик изменений — молодое поколение. Они должны быть не просто получателями, а участвовать во всех проектах на равных. Даже если они ничего не знают, не умеют, не могут — их нужно учить и передавать свой опыт. Например, при проектировании территории у Дома культуры подросткам, как основной целевой аудитории, можно дать вводный курс по средовому дизайну, по вовлечению. Нужен им скейт-парк — давайте проектировать вместе. Тогда они научатся проектировать такие же истории и, вполне возможно, вокруг этого создадут своё предпринимательство. Таким образом молодёжное предпринимательство может стать ключевым инструментом развития Дагомыса и следует посмотреть какие программы есть в Сочи, какие бюджеты есть в крае, чтобы подтянуть их к этой истории.

По результатам встречи удалось проследить такой важный момент, как причины сбоя развития в Дагомысе. Это случилось, когда сложная специализация советского времени перестала поддерживаться государством. Всё это ещё раз показывает неустойчивость сложных территорий с централизованным управлением. И если раньше сложность поддерживалась за счёт сложного прокаченного центра, то сейчас сложность может формироваться за счёт того, что каждый из участников — микроцентр: всё знает, всё понимает, но делает что-то своё. И в этом случае требуется работа с мировоззрением действующих на территории предпринимателей, чиновников, активистов. Передача им ранее централизованной сложности советского времени и является стратегией развития Дагомыса. То есть Дагомыс не может жить примитивной сдачей жилья в аренду; не может быть производством чего-то индустриального (не та территория, не тот опыт); не может себе позволить дублирование функций других территорий (например, аквапарка или торгового центра), он не может себе позволить повторения. Но ему нужно попробовать раскрыть курортность Сочи как терапию морем, горами и пространством между ними. И это может стать пилотным проектом для всего Большого Сочи. То есть курорт — это терапевтическая практика, когда гуляя по тропе и сидя у реки можно получить энергию и жизненные силы. Отработав эту специализацию и переосмыслив историю Дагомыса через сложные культурные институции (но не примитивный музей советского быта) можно получить опыт, который станет очень хорошим, уникальным экспортным потенциалом Дагомыса и поможет выйти из жёсткой сезонности на другую экономику и другую реализацию программы заселения новых домов. Вот такая ключевая гипотеза.

Какие возможны следующие шаги?

В первую очередь в ближайшее время будут опубликованы результаты социологического исследования: аналитика существующего состояния, его причины и несколько сценариев развития. Уже сейчас можно сказать однозначно, что Дагомысу нужна стратегия развития. Не столько стратегия социально-экономического развития, сколько стратегия развития местного сообщества. Это, возможно, проектный семинар с местным бизнесом, с местными активистами, с местными бюджетными учреждениями и администрациями, который зафиксировал бы основные моменты: если мы создаём новое административное образование, то когда, какое и что для этого нужно; если формируем туристический кластер, то кто готов этим заниматься. То есть фактически нужно сейчас выйти в проектную логику. Градостроительный анализ эти задачи не закрывает. Он максимум разберётся с транспортом и предложит новое функциональное зонирование. А проблемы Дагомыса чуть глубже: что делать? куда развиваться? какие цели? Поэтому я предложил бы администрации (и это должна финансировать администрация) провести стратегическую сессию по выработке сценариев и стратегии развития Дагомыса.

Второй момент. Должны быть тактические проекты. Например, проектирование прилегающей к Дому культуры территории. В рамках программы создания комфортной городской среды или другой программы. Как вариант — с использованием технологии “Городская мастерская”. Это и будет примером уже приземления той социологии, тех смыслов, тех инициатив, которые были выявлены на встрече 4 сенитября, в реальную практику. Можем ли мы сейчас создать уличный музей, поделиться переживаниями? Можем ли мы там создать маленький творческий кластер? Можем ли мы там создать другую среду? Можем ли мы там проверить особенности этого туризма? Можем ли мы в это позвать иностранцев и сработать с этой идентичностью?

Городская мастерская должна пройти не в абстрактном формате знакомства, а в формате формирования технического задания на проектирование и концепцию развития территории, прилегающей к Дому культуры и являющейся по факту центральной площадью этого территориального образования. Сейчас: там нет лавочек, просто асфальт и не представлены целые социальные группы. Да, сам Дом культуры активный, но необходимо также усилить прилегающие территории и представить другой пример работы с ландшафтом, со связями. Это может стать хорошим примером создания общественного пространства. Под это можно будет получить финансирование по федеральной программе “Комфортная городская среда”. Городская мастерская научит жителей Дагомыса договариваться на конкретных примерах: где ставим городскую мастерскую, кто конкретно за что отвечает, кто формирует события, кто несёт самовар, кто будет с нами пилить и т.д. Также во время мастерской можно провести архитектурно-средовой воркшоп и вместе с местными парнями сделать временный скейт-парк или безопасные скейт-площадки для обучения, делать другие покет-паки, поработать с пространством, чтобы там не было асфальта. Результатом этой городской мастерской может стать хорошее Техническое задание на концепцию развития прилегающей территории.

Также необходимо тактически вовлечь местный бизнес в формирование туристического кластера. Тогда заказчиком и плательщиком должен быть сам местный бизнес. Хороший вариант развития событий — в зимний сезон провести проектный семинар, который закончится созданием концепции, программы, рабочей группы, чтобы запустить кластеризацию местного бизнеса. Это не банальная ассоциация предпринимателей Дагомыса, это как раз кластерная система: кто на чём специализируется, кто с кем взаимодействует. Провести проектный семинар можно и в формате деловой игры. В любом случае плательщиком должен быть местный бизнес, а администрация в этом случае должна лишь помочь.

Ещё один проектный семинар можно провести и с девелоперами: представить аналитику и обсудить, кому продавать построенные квартиры. Понятно, что с точки зрения продаж им всё равно, но заселение новых домов людьми с активной жизненной позицией и готовых развивать Дагомыс предотвратит превращение его в загнивающий спальник. Можно продумать вместе с администрацией программы заселения некоторых специалистов: если ты владеешь английским языком — скидка на жильё — 5%. Пусть сюда приезжают специалисты, которые может сразу включиться в экономику района. Проектный семинар с девелоперами и администрацией (либо до стратегической сессии, либо сразу после нее) позволит на конкретных проектах начать реализовывать стратегию развития Дагомыса.

«Архитектура Сочи»

Дагомыс: модель смыслов
3.7 3 чел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.