Домой Урбанистика Комфортная городская среда

Комфортная городская среда

статья для журнала PLUS г. Архангельск

591
0

С чего начать?

Наверное, с определений. Среда — это что? То, что нас окружает. Окружает в городе. Если я выхожу из квартиры, уже начинается среда? Или из подъезда? Если захожу в магазин, среда заканчивается? В какой момент? Когда берусь за дверную ручку (почему она такая неудобная) или когда уже в тамбуре заведения? То, что нас окружает? Грязный снег? Не помытая машина? Кем-то брошенный мусор? Запах помойки? Это считается частью среды? Зелёный газон, на котором надпись: “не ходить/не лежать” — это тоже меня окружает. Припаркованные автомобили, вкопанные шины, ржавые трубы, пластиковые вывески, сайдинг на балконах, большие старые деревья со сложной корой и ветвистой кроной, солнечный луч на балконе или тень от беседки во дворе, капли дождя на верёвках сушилки во дворе, срип кресла качалки или запах курицы по выходным, разговоры бабушек во дворах и гитара по вечерам, гордость от названия улицы в честь местной знаменитости или вдохновение от граффити подростка. Среда — это всё, что нас окружает в городе, включая природу, строения, людей, объекты, звуки, запахи, свет, тактильные ощущения.

Теперь понятие комфорта. Комфорт — это состояние, состояние человека. Кто такой человек в городе? Какой он бывает? Комфорт для высокого и низкого, большого и маленького, мужчины и женщины будет ли разным? И насколько? Из чего складывается комфорт, как состояние? Комфорт — это состояние баланса. То есть мне должно быть не страшно, но и не возбуждающе. Или комфорт — это, когда я испытываю приятные эмоции: любопытство, радость, вдохновение, удовлетворение? То есть комфортная городская среда — это окружение человека в городе, которое влияет на его состояние/настроение (прежде всего эмоциональное).

Как измерить качество городской среды? Что будем измерять? Километры асфальта? Метры газонов? Или состояние конкретных людей в разные сезоны/периоды?

Программа Комфортная городская среда по факту своей реализации — это даже не попытка понять, что такое среда в городе, а всего лишь базовое благоустройство с целью решить чисто технические/явные проблемы тех городских пространств, до которых всё время не доходило внимание администраций всех уровней: двор, сквер, парк.

Позаниматься средой решили в интересах федеральных чиновников, чтобы обеспечить явку на выборы 18 марта. Первичный анализ показывал, что апатия населения по отношению к администрациям достигла максимума и надо срочно “народ” вернуть в управляемое пространство.

Как и любая инициатива сверху (Минстрой), в вертикально управляемом государстве центр мышления (придумать, что будем делать и как) сформировался в Москве и регионам была отдана роль исполнителей (вовлеките жителей, спроектируйте дворы-парки, разыграйте тендеры, проконтролируйте исполнение, проведите праздники открытия новых пространств и т.п.).

Может ли чиновник в Москве учесть все климатические, социальные, экономические, культурные особенности регионов?

Чиновник в Москве может принять единственное понятное ему решение — найти исполнителя, сформировать совместно с исполнителем возможный для исполнителя план действий, выпустить поручения и отправить их в региональные ведомства. Ну да, ещё, конечно, провести конференции/форумы, выпустить массу презентаций. Ему так комфортнее, плюс он сам исполнитель — на него сверху давят, требуют. Остановиться и подумать ему некогда. Подумаешь, простая задачка — благоустройство под новым названием “комфортная городская среда”, тем более уже выделили деньги, которые срочно надо потратить.

В итоге, спущенные сверху сроки, внешний и единственный исполнитель по проектированию — Институт “Стрелка”. Даже дискуссии не было, почему только Стрелка и где примеры реализованных её проектов дворов в разных регионах? Не является ли это монополизацией рынка? Но с точки зрения Минстроя, проще контролировать и общаться с одним лояльным экспертом, чем затевать профессиональную дискуссию: что такое среда, город, вовлечение и т.п. В программе не выделены средства на анализ, вовлечение, разработку проектов. Не проведено обучение региональных команд, как проектировать по-новому, как вовлекать и учитывать интересы не только студентов, которые приходят на “проектные семинары”, но и других социальных групп.

Хотя такие предложения я и другие экспертные группы направляли в Минстрой в самом начале программы. Наши предложения требовали намного больше времени на этап подготовки программы и подготовку кадров в регионах.

Поэтому первая системная ошибка — это примитивное управление из центра сложным процессом, подмена понятий: по факту “программа не про вовлечение и комфортность”, а про “опрос и благоустройство”.

Вторая системная ошибка — “вовлечение”. Когда я в кабинете Чибиса объяснял замминистру, что это процесс, в котором важны все этапы: от пригласительной кампании до модерации процесса и распределения ответственности за сформулированные решения, то из всей технологии взяли только слово “вовлечение” и наполнили его абсолютно не имеющими к нему отношения имитационными инструментами. Никто не проводил широкую городскую дискуссию по формированию критериев отбора площадок для программы (кто-то так же, как и Минстрой в городе/регионе решил, что вот 2-5 парков/площадей ну и дворы, которые подадут заявки). Сама форма заявки носит манипуляционный характер (“отметьте на схеме двора сколько вам урн/лавочек/фонарей, где должны быть дорожки”). Житель — не профессионал, он может сказать только, как он сейчас использует двор/парк и как он бы хотел его использовать. Если моё мнение и мнение соседа расходится, как искать совместное решение? Кто должен модерировать жителей? Если я на сайты администрации не хожу, с соседями не общаюсь, откуда я должен узнать про заявку и то, что она меня касается? Если я живу в съёмной квартире, я имею право писать в заявке?

В итоге, заполненные заявки выглядят максимально удобно для чиновников (столько-то дорожек/лавочек/урн/детских площадок), но совсем не отражают реальную ситуацию вокруг какого-либо пространства. Например, контрольный вопрос, когда мы проектируем двор: сколько детей, какого возраста, сколько людей и как часто пользуются двором, какое время сейчас проводят, конфликты, история. Эту информацию мы получаем от самих жителей, отдавая им простую технологию ЦПУ “Паспорт двора”. В заявках же, поданных жителями, только схемы.

Для более сложных пространств (парки/скверы) Минстрой, выбрав подрядчиком Стрелку, фактически делегировал ей право выбирать подрядчиков на местах и идеологию проектов. В городах Стрелка, не имея локального филиала (а откуда, если всё время забирать кадры в Москву), пошла по пути наименьшего сопротивления — наняла на контракты местных молодых архитекторов (по закрытому списку согласованному с администрацией). Могут ли в этот список попасть профессиональные команды, которые занимаются защитой исторического наследия? Или защитой природы? Сам список мест обсуждался и определялся в закрытом режиме. Как будто город это только бабушки и мамы с детьми, а не бизнесмены/специалисты/политики/креативный класс. Само проектирование парков и скверов в такие сроки превратилось в копирование красивых картинок готовых объектов и размещении их на плане. Основные ресурсы были потрачены на визуализацию (3д рендеры), а не на вовлечение, проектирование, расчёты, проработку вопросов обслуживания. Все парки в стране в итоге выглядят как близнецы: перголы, велодорожки, фонарики, деревянные лавочки, люди на газонах и скейтбордисты. Архитектурный фастфуд. Без конструирования новых смыслов: что такое парки и зачем они городу/горожанам.

При проектировании ни Стрелка, ни Минстрой не захотели думать, что парк/сквер — это общественное и публичное пространство. Обсуждение, что будем менять и как — это городская политика. То есть нужны полноценные дискуссии, а не имитация слушаний, инструменты фондирования ресурсов/рисков (Фонд развития города), нужно не просто заручиться поддержкой приглашённых в рабочее время “жителей”. Голодные по благоустройству, они будут радоваться любой скамейке на картинке, пока вы не скажете сколько налогов им это обойдётся (а именно этого никто и не озвучивает в программе: откуда деньги и что с эксплуатацией). То есть в очередной раз Москва забрала у городов местное самоуправление, купив их на быстрые/лёгкие деньги, сместив фокус обсуждения  с «что такое город», в чём его уникальность, какие проблемы/возможности первичны, с вопросов бюджетной политики, местного самоуправления на лавочки. Лавочки в обмен на голоса, как с папуасами.

Например, во всех городах, кроме столиц, есть проблемы с оттоком молодёжи, развитием малого бизнеса. Парк/сквер/двор — это не просто разовое благоустройство, это может стать постоянной деятельностью: не только проектирование, но и изготовление (пока на программе больше всего денег заработали асфальтовые заводы и поставщики китайских лавочек/урн/фонарей). У всех городов проблемы с историческим наследием, неравномерным развитие центра и окраин, отношения с мигрантами, засильем федеральных сетей. И именно общие городские пространства являются базовыми ресурсами и рычагами городского развития. Вопрос только в том, кто этими ресурсами управляет и как себе видит развитие (стратегию). Желая получить быстрые деньги и выполнить вертикальную команду, местные чиновники фактически проигнорировали интересы местных экспертных, профессиональных, бизнес групп, породив конфликты совсем другого уровня (Саратов — привокзальная площадь, Новосибирск, Самара, Нижний Новгород, Ижевск). Игнорирование исторических особенностей каждой территории, социальной ситуации, локальной политики только увеличивает конфликты/социальные протесты, усиливает желание выключиться из местной жизни, уйти во внутреннюю эмиграцию.

Фактически государство опять дарит “подарки/халяву”, уничтожая зародыши самоорганизации и местного самоуправления. Всё подаётся, как программа одной партии, заслуга отдельных чиновников/депутатов на местах, а не как общий городской проект с понятными целями/ролями, ресурсами, с понятной стратегий, бизнес-моделью и формой управления в дальнейшем.

Третий момент самый примитивный. Городская среда — это состояние окружения и состояние субъекта/человека, про человека и его особенности в постсоветском пространстве никто даже не вспомнил, не учитывал исторические особенности формирования/расселения городов, где большая часть населения не являются потомственными горожанами (чаще всего воспроизводят крестьянский/слободской уклад — им плохо от асфальта, стремятся на природу, не платят налоги, не хотят общаться с незнакомцами, не умеют договариваться и брать ответственность). Поэтому сама среда и процесс проектирования/создания должны воспитывать горожанина, демонстрировать ключевые ценности города. Город — это не завод, здесь нужно думать самостоятельно, учиться договариваться с теми, кто не такой как ты, считать свои доходы/расходы, знать и понимать уникальность места, осознанно делегировать свои права (выбирать депутата, например/судью/начальника полиции), хорошо себя знать и чувствовать и уметь делиться своими переживаниями.

Основная ошибка программы «Комфортная городская среда» — она была сделана по-колхозному: отвлекла внимание и ресурсы и никто, в итоге, не получил то, что декларировалось, а многие даже не успели понять, как на их налоги, без их участия во дворе на месте рукотворной клумбы возникла парковка или еще одна детская площадка. Критерии, которые необходимо замерять: возникновение самостоятельных локальных сообществ, развитие отношений между разными городскими субъектами, увеличение оборота местных предпринимателей, вовлечение и самореализация местных экспертов/профессионалов, создание новых уникальных форм/объектов/событий, снижение преступности/заболеваний/безработицы, биоразноообразие, многообразие культурных групп и сценариев, уникальные местные бренды, увеличение стоимости земли и объектов и т.п.

Комфортная городская среда
5 1 чел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.