Домой История Публикации 1938: Новые санатории. Часть 2 — Санаторий «Мацестинская долина»

1938: Новые санатории. Часть 2 — Санаторий «Мацестинская долина»

278
0

Д. Чернопыжский
«Архитектура СССР», №8 1938 г.

Часть 1

Другая работа арх. Милиниса — проект санатория на территории бывшего царского имения «Ореанда» близ Алупки. Площадка санатория «Ореанда» со своими парками и прудом занимает около 28 га. Это большая изолированная усадьба, защищённая от соседних площадок с запада и севера почти отвесными грядами скал, с востока её границей служит глубокий овраг.

На высоте 85 м над уровнем моря и параллельно ему тянется небольшая площадка с весьма ценными экзотическими насаждениями. Приближаясь к морскому берегу, она переходит в довольно крутой склон, покрытый лесом до самого берега. Внизу прекрасный пляж.

На этой площадке запроектирован комплексный санаторий на 150 человек, состоящий из двух спальных зданий на 90 и на 30 человек, санатория-люкса на 30 человек, лечебного здания, клубных помещений и спортивных сооружений.

Если в санатории «Приморье» основной композиционной осью явилась зелёная аллея, то в данном случае такое решение нельзя было последовательно провести. Автор не мог пойти на то, чтобы образовывать площадки инженерными средствами‚ уничтожая ценнейшие зелёные насаждения. Да и сейсмичность  данного района требовала иного архитектурного решения. Основным стержнем композиции генерального плана санатория и здесь служит аллея, проходящая почти в одном уровне с востока на запад. Однако она получает иное значение связующего звена между основной группой зданий и санаторием-люксом.

Отсутствие больших свободных строительных площадок привело к концентрации двух спальных зданий и лечебного и клуба в одном месте. Средством их композиционного об’единения, как и ранее, служит зелёный партер.

Направление отвесных гор продиктовало плановое решение: спальные и лечебные здания ставятся параллельно направлению этих гор. Увлекаясь игрой светотени на фасадах, архитектор в данном случае впадает в крайность: он изрезывает фасады основного санатория выступающими эркерами, балконами и  площадками. Такая усложнённая форма приводит к ощутимым потерям в площадях и об’ёмах.

Принимая центрально-осевое решение плана с центральным вестибюлем и обслуживающими помещениями вокруг него и со столовой в центре, автор не сумел органически согласовать план и фасады. Взгляните на длинный коридор, искусственно разделённый остеклёнными дверями на отдельные отрезки. Здесь в угоду форме ухудшены бытовые условия лечащегося. Чтобы сделать дворовые фасады не менее живописными, чем главный фасад, автор придал стенам торцовых частей здания никак не оправданную планом кривизну.

В результате форма ячейки сложна, менее уютна, а красивые по своим очертаниям, соединённые по три, балконы лишены удобств, ибо они не вполне удачно изолированы друг от друга; наконец, фасады потеряли свою чёткость, они насыщены теневыми пятнами, скрадывающими общую архитектурную форму. Увлечение балконами привело к излишествам. Ибо, если в Сочи в период длительных дождей, пребывание на балконе становится необходимостью, то в Крыму балконы, расположенные в сторону северных румбов, кажутся иногда совершенно излишними.

Однако в проекте спального здания уделяет большое внимание удобствам человека. Его вестибюли отличаются обилием света и воздуха, хотя автор нигде не превышает заданных норм. Санитарные узлы часто привязываются к продольной стороне коридора, что влечёт за собой ряд неудобств для противолежащих палат. В данном проекте санитарные узлы тщательно ограждены лестничной клеткой и служебным коридором. Так же удачно решена столовая. Она имеет двустороннее освещение и выход на веранды. Жаль только, что последние обращены не к морю.

На архитектуре лечебного здания надо остановиться подробнее. Милинис отказывается здесь от обычной схемы коридоров с примыкающими к ним лечебными кабинетами. Из вестибюля он направляет больного в двусветный, просторный холл: в плане последний представляет собой квадрат, по периметру которого идёт галерея с примыкающими к ней лечебными кабинетами. Расположенная посредине холла лестница ведёт на галерею второго этажа. В условиях санаторного режима и ограниченного количества лечащихся такое решение вполне оправдано.

В проекте нет ни одного тёмного помещения: все комнаты не превышают по соотношению стен 1:2. Самым тщательным образом расставлена аппаратура и продуман весь процесс её эксплуатации. Милинис удачно решает архитектуру балкона и террас, играющих столь важную роль в зданиях санаторного типа.

Фасады здания, в противоположность спальному корпусу, очень просты. Основным формообразующим фактором в главном фасаде является раздвоенная открытая лестница, ведущая на двухъярусный балкон. Простые, слегка рустованные поверхности стен архитектор заканчивает довольно выразительным карнизом и плоской кровлей.

Санаторное здание «люкс» решено по иному принципу, нежели в Сочи. Основным началом в композиции служит продольный широкий коридор с внутренними открытыми лестницами. Перпендикулярно к нему посредине запроектирован центральный вестибюль. Это не обычный вестибюль, а раскрытый в цокольном этаже портик, ведущий в помещения ожидания, состоящие из двух полуоткрытых об’ёмов. Отсюда в первый этаж ведёт лестница, подводящая к просторному общему залу-веранде.

В первом этаже расположено 16 односпальных комнат, площадью каждая 18,4 м², снабжённых самостоятельными санитарными узлами (ванной, уборной и умывальной) общей площадью в 24,70 м².

Во втором этаже расположено 8 двухкомнатных квартир с прихожей площадью в 15,0—21,70—3Б,70 м², вместе с санитарным узлом — 47,70 м². По краям и над выступающим вестибюлем расположены небольшая, столовая с подогревом пищи и общие обслуживающие помещения.

Внешняя архитектура этого здания также выдержана в простых и лаконичных формах. Здесь ритмично чередуются две формы: закрытые об’ёмы выступающих ячеек и воздушные, легкие спаренные веранды.

В отличие от многих проектов санаториев, в своём внешнем решении перенасыщенных декоративными формами, ни в коей мере не отвечающими содержанию, у Мипиниса всюду сквозит стремление к сдержанности и скромности, только повышающим художественность его замысла. Архитектор в своём проекте  настойчиво ищет связи с местной татарской архитектурой, он изучает её формы.

Строительство комплекса из трёх санаториев ВЦСПС на 350 человек в Мацестинской долине в Сочи выполняется по проекту арх. Ефимовича. Под строительство отведён очень крупный, изрезанный оврагами и неудобный участок площадью в 30 га. Конфигурация участка, имеющая форму треугольника, и его рельеф сильно затрудняли решение композиции генерального плана.

Отсутствие ровных площадок приводит к необходимости образования между основным санаторием и лечебным зданием партера, состоящего из ступенчатых террас, покрытых зелёными коврами и цветами. Чтобы раскрыть пространство этой единственной площадки, он освобождает её от высокой зелени, а чтобы усилить художественное воздействие — насыщает её фонтанами и скульптурой.

Каждый из трёх санаториев автору пришлось выделить в самостоятельную единицу. Таким образом, основное значение при распределении территории приобретает общий для них лечебный корпус. Он и должен служить центральным пятном во всей композиции. К этому лечебному корпусу вполне логично на трёх равноотстоящих площадках привязаны санатории. Здесь уже не доминирует, как в проектах арх. Мипиниса, зелёная ось. Дорожки и аллеи являются лишь связующим звеном. Зато, развивая свою плани ровочную идею далее, автор подчёркивает композиционную ось, идущую от лечебного здания вниз к парадной ппощадне, расположенной у главной дорожной магистрали. Эта площадка оформлена подпорными стенками и балюстрадами. Вверх от неё к лечебному корпусу ведут довольно пологие лестницы и архитектурно обработанные тропы. Перед зданием лечебницы организуется такая же площадка.

Плановое решение санаторных павильонов в проекте арх. Ефимовича довольно удачно и экономно.

В центре композиции расположены два обеденных зала, об’единённых гостиной. К нему с двух сторон симметрично привязаны спальные павильоны. Здесь в каждом из трёх этажей располагается по 25 человек. Каждый этаж также снабжается самостоятельным вестибюлем.

Спальные комнаты подразделены на достаточно изолированные группы, отчего отпала необходимость в устройстве обычных длинных коридоров. Спальные ячейки запроектированы на 1 и 2 человека, с самостоятельными лоджиями, снабжены умывальниками и встроенными шкафами, которые, находясь у входа, хорошо изолированы портьерой от комнаты. В целях экономии площади, автор отказывается от устройства шлюза, но зато, чтобы уменьшить звукопроводность, выполняет из кирпича стену, идущую вдоль коридора. Его ячейки несомненно заслуживают внимания при массовом строительстве, ибо являются достаточно экономичными.

Хорошо задуманы в об’ёмном решении отдельные части здания. Центральная трехэтажная часть об’единяется двухэтажными галпереями со спальными отделениями.

В санаторных корпусах архитектор удачно компанует спальные помещения. Особенно хороши по пропорциям гостиные и обеденные залы с их прекрасными, открытыми в сторону моря террасами.

Кубатура спального здания первой очереди—9931 м², что составляет на одного человека — 9931:78=127 м³. Площадь спальной ячейки с умывальником на два человека 17,5 м², на одного человека — 11,0 м².

Лечебное здание является функциональным и архитектурным центром композиции генерального плана. Здание поэтому должно было попучить центральный вестибюль, доступный с обоих фасадов. Между тем, арх. впал в композиционную ошибку, поставив его торцовой стороной к основному зданию, расположенному с противоположной стороны партера. К тому же довольно значительный в плановом решении вестибюль ничем не подчеркнут на фасаде. Главный вход выражен слабо, зато вопреки единству композиции автор усилил значение боковых крыльев массивными портиками, никак не вяжущимися с общей композицией плана.

Больше внимания В. В. Ефимович уделил плану здания. Вестибюль и главная лестница сочетаются в одном об’ёме, создавая увеличенное пространство, хорошо доступное архитектурной обработке. Все лечебные помещения удачно соединены в группы, светлы и целиком отвечают своему назначению. Лечащиеся проходят кратчайшими путями, во всем видна забота о целесообразности и экономичности.

В итоге можно притти к выводу, что арх. Ефимович настойчиво работает в основном над плановым решением, ища простоты, чёткости и  экономичности. Этого нельзя сказать о внешнем оформлении. Архитектор излишне увлекается декоративной напыщенностью, доходящей иногда до театральности. Его решение находится в противоречии не только с содержанием проекта, но и с экономикой. Б. В. Ефимович по прежнему некритически относится к наследию прошлого.

Продолжение следует…

Материал предоставлен Джамилёй Назыровой.

Проект санатория ВЦСПС «Мацестинская долина» был реализован лишь частично (на 200 человек) только после Великой Отечественной войны в виде комплекса из трёх зданий и принял первых отдыхающих 15 июля 1953 года.

1938: Новые санатории. Часть 2 — Санаторий «Мацестинская долина»
5 2 чел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.