Домой Мир О мастерпланировании в Казахстане

О мастерпланировании в Казахстане

794
0

В 2020 году был разработан Мастер-план Нур-Султан 2030. После перевода на несколько языков он был представлен в прошлом году в Дохе, где получил премию ISOCRP Grand Excellence Award 2021. Мы попросили Асхата Садуова, рассказать об этом новом для казахской столицы документе и своём опыте работы над ним.

– Расскажите, пожалуйста о своём опыте работы над мастер-планом Нурсултана.

– Для города 10 лет планирования – это краткосрочные задачи. Особенность этого мастер-плана была в том, что те проекты, которые в нём рассматривались подробно, в хорошем темпе можно достичь в течение 10 лет. Но в целом опробованную методологию на участках, которые затрагивает этот мастер-план, можно масштабировать на другие территории города, которые также указаны в документе.

В рамках работы над мастер-планом были разработаны ментальные карты с вовлечением жителей, потом были привлечены эксперты из государственных органов и департаментов, проводились сессии с профессионалами по вопросам ЖКХ, госуправления и т.д. Были привлечены и общественники, и лидеры мнений. В итоге был получен документ, который начали частично внедрять для достижения краткосрочных целей, но в целом данную практику пока сложно использовать. Её можно взять как некий ориентир на то, куда нужно стремиться при реформировании документов планирования, которое сегодня продолжается в Казахстане.

– В чём заключается эта реформа?

– Генпланы и ПДП (ППТ в России) повсеместно в Казахстане продолжают быть камнем преткновения развития территорий. Мы создали Ассоциации урбанистов Казахстана QazUrban и Q88, где 88 – это количество городов в Казахстане. Сейчас мы обсуждаем реформирование написания градостроительных документов. Пока мы ещё считываем те смыслы, которые транслирует Москва. Это Стандарт ДОМа.РФ. Наша КЖК (Коммунальная Жилищная Корпорация) взяла его “на карандаш”. У меня большой вопрос к предлагаемой модели развития городов: она слишком стандартизирована. Да, в документе много типологии и это помощь для архитекторов, но, если мы говорим о городе, о связях и социальной среде, то мы не можем так же как и в советское время кружочками рисовать город и развивать центральные и нецентральные зоны. Их нужно чётко определять и прорабатывать глубже. Мы проводили пространственный математический анализ связанности улиц и делали замеры нескольких уровней: пешеходного, велосипедного, автомобильного.

В отличие от традиционного генплана, в основе мастер-плана лежит экономика пространства. В начале была разработана Стратегия экономического развития, в которой были прописаны различные сектора экономики, цели и горизонты их развития. Мастер-план приземляет всё это в физическом пространстве. При разработке генпланов не рассматривается территория, например, с точки зрения центральности. В Астане исторически сложились два центра. Архитекторы Астанагенплана предлагают сделать третьим центром район Экспо, тогда как наши замеры показали, что третий центр в другом месте. Для того, чтобы город был мобильнее, доступнее, пешеходнее, устойчивее было предложено связать третий центр с другими двумя. Отсюда вытекали все мостовые связи и трансформация улиц с точки зрения общественных пространств, ориентации на общественный транспорт. Генплан же больше про крупное функциональное зонирование.

– Мастер-план решает другие задачи?

– Да. Одной из задач мастер-плана была сохранение компактности города – не разрастание, а трансформация гаражных кооперативов и промышленных территорий в центре города в новые центры локального и городского значения. Нами были проанализированы территории с точки зрения функциональности и определены каких функций не хватает тем или иным территориям, чтобы развиваться интенсивно. Помимо этого был разработан и зелёный каркас вдоль реки и притоков – единый речной парк. То есть более комплексно рассмотрен город, чем при разработке генплана.

– С учётом того, что мастер-план разработан всего на 10 лет, началась ли его реализация?

– Администрация пока не торопится брать всецело этот документ на вооружение. Были взяты только те проекты, которые касаются быстрого благоустройства общественных пространств.

– Пока генплан остаётся основным правовым документом пространственного развития территорий планируется ли корректировка действующего генплана Нур-султана с учётом разработанного мастер-плана?

– Главный архитектор города заверил, что мастер-план будет включён при корректировке действующего генплана города, так как он остаётся официальным документом развития территории. К сожалению, при развитии новых территорий не учитываются основные принципы заложенные в мастер-плане: связанности территорий, человеческий масштаб, квартальность застройки и т.д. Пока не сформирован треугольник: общество, бизнес и власть. Пока только бизнес и власть корректируют ПДП, подходя к застройке по старинке: микрорайоным подходом, порождая проблемы, характерные для моноцентричных городов. Сейчас, благодаря созданию Ассоциации, мы надеемся повлиять на процессы. Во время разработки мастер-плана Астаны нам передали инструменты по анализу городской среды, по выстраиванию гипотез. Мы начали уже успешно анализировать другие города (не только Астану и Алмату, но и региональные центры), показывая иной путь развития, на что нужно концентрироваться акимам (главам) этих городов. В Ассоциацию вошли люди, которые по другому увидели город и уже успешно создали различные интервенции в своих городах. Каждый делится своим опытом и лучшие практики, которые есть у членов Ассоциации, мы начинаем предлагать другим городам. То есть продолжаем быть мягкой силой, которая оказывает воздействие на Нур-Султан и Алмату.

Пока мы живём во время трансформации. Наш новый много говорит о необходимости менять подходы в архитектуре и сейчас я вижу в Ассоциации ту силу, с помощью которой можно влиять на принятие решений.

– В Мастер-плане Нур-султана вы показали, какие возможны исследования территорий. Есть ли сейчас запрос у застройщиков и администраций городов на эти исследования? Или они пока не осознают необходимость подобных исследований?

– Пока застройщикам это не интересно. У нас была пара точечных проектов. Для формирования запроса у застройщиков я пошёл капельным методом и стал читать проектным менеджерам и их замам главного девелопера в Алмате и Астане, скоро, я надеюсь, будет Шымкент. Краткий курс о той застройке, которую девелоперы продолжают плодить. Это восьмичасовой курс про историю советского градостроительства, стадии развития городов, различные градостроительные теории Советского Союза: как и почему мы получили такие города. Сравнительный анализ с успешными теориями. Прогрессивные методики. Исторический контекст состоит в основном из трудов Глазычева и Мееровича. Я считаю, что труды Марка Мееровича заслуживают популяризации и распространения, ведь они как никогда актуальны для нас, история градостроительства через наказание жильём в советской индустриальной экономике имеет плачевные результаты плохого старения постсоветских городов. И нам важно знать и понимать, что нам не нужно строить сегодня, имея тот дискурс, который выстроил Марк Григорьевич. На последнем форуме в Атырау через администрацию президента Ассоциация повлияла на обеспеченность явки главных архитекторов всех городов и областей и я прочитал им эту лекцию, пусть и сокращённую до одного часа. После этого начали возникать запросы с других регионов, что позволит нам расширить географию хотя бы образовательного влияния.

После выступления Марка на Международном конгрессе архитекторов 2018 в Астане, его знания продолжают жить и сегодня.

– Вы говорили, что ведёте работу над переводом Стандарта ДОМа.РФ. Можете рассказать об этом подробнее?

– Я настаиваю на том, что его нужно сделать неким гибридом: взять оттуда всё, что имеет ценность. У меня вызвали смущение показатели по плотности, так как там указана была плотность до 450 человек на гектар в центральной модели. С моей точки зрения, это лоббирование программы реновации, которая идёт в Москве. Если мы говорим о центральной модели, то это центральные функции: бизнес-центры, торговые центры, отели и мы не можем иметь такую высокую плотность жилья в центре города. Если смотреть на ту же Барселону с её самой плотной застройкой в Европе, то там только 351 человек на гектар при восьмиэтажной застройке. То есть центральная модель уплотняется центральными функциями, а не количеством проживающих людей. Если речь идёт только в пределах красных линий развиваемых участков, то нужно давать уточняющие ссылки и примеры. Нужно глубже подходить к вопросу стандарта проектирования территорий.

– В этом и состоит проблема использования советской градостроительной практики сегодня, когда идёт проектирование жилых микрорайонов, пусть и комплексно со всей социалкой, но без проектирования деятельности и форм приложения труда. Тем более сейчас постиндустриальное общество как раз и переходит к иным формам деятельности с колоссальным запросом на общение и творчество. Что вы об этом думаете?

– В Стандарте много крутых классных кейсов, которые могут стать учебным пособием для архитекторов, но в целом подход достаточно абстрактный и несколько далёкий от реалий постсоветских городов. Нельзя картинками развивать территорию. Я предложил Ассоциации Q88 включить в наш Стандарт аналитику на примере конкретных городов. У нас уже есть материал по Нур-Султану и мы можем сделать гибрид между Стандартом ДОМа.РФ, мастер-планом Нур-Султана и теми наработками пространственного анализа, то что у нас уже есть по Шымкенту, Караганде, Павлодару, Атырау, Актобе, Актау, Алматы. Я всё-таки за глубину: чтобы архитекторы также думали и другими категориями.

К сожалению, государство пока кроме ипотечной экономики ничего предложить на уровне города не может и это наказание жильём 2.0. Если мы хотим диверсифицировать экономику, то мы должны в первую очередь думать о городской среде и о создании кластерных зон для другой экономики. В первую очередь об экономике улиц. Наша задача сейчас суметь измерить город, понять вдоль конкретно каких участком улиц есть потенциал развития и там уже формировать определённый кластер. По сути, мастер-план Нур-Сулана – это сеть глобальных и локальных центров и взаимосвязи между ними. Это как раз и создаст устойчивый город, а дальше уже можно приземлять туда экономические стратегии верхнего (странового/федерального) уровня, которые рекомендуют развивать те или иные сектора экономики в этом городе. У нас пока всё происходит зонированием: создаются какие-то экономические зоны, индустриальные центры. К примеру, в Корее технопарки интегрированы в городскую среду и нас это сильно удивляет: почему это не за забором и не за городом.

– Удаётся ли вашей Ассоциации выстраивать взаимодействие с Союзом архитекторов Казахстана?

– Меня приглашали вступить в Союз архитекторов, но, к моему стыду, я не прохожу критерии отбора. Сейчас профессиональное сообщество очень разрозненно. У нас ещё есть Союз градостроителей. Это отдельный клуб архитекторов, которые разрабатывают генпланы и ПДП по Казахстану из одного источника. Они поставили это дело на поток. В моей лекции, которую я читаю, есть анализ всей новой застройки по Казахстану, которую очень хорошо видно по гугл-картам. Всё, что мы построили за 30 лет независимости, это результат этих генпланов и ПДП. Там, кроме микрорайонной застройки и каких-то крупных объектов, которые дезинтегрированны из городской ткани, ничего нет.

– Можем мы рассматривать мастер-план как попытку перейти к другой системе развития городов – полицентричной (так называемой 15-минутной модели города)?

– Думаю, да. Это как раз и есть модель компактного города.

– Можете рассказать подробнее, как проходил на мастер-план Нур-Султана?

– Был международный на концепцию. Главным призом было заключение контракта на выполнение. Но так как мы ещё не знали, что такое мастер-план, был ещё первый этап конкурса – на техническое задание (ТЗ) на разработку мастер-плана. Его победителю был выплачен гонорар. Его ТЗ стало основой, но в итоговый документ были включены и интересные моменты из других ТЗ.

– Сколько всего по времени заняла разработка мастер-плана?

– Два года. На разработку ТЗ и самого мастер-плана. Это был пилотный проект. Мы не ждали, что вся страна тут же начнёт делать мастер-планы. Потому что мы понимаем, что пока Москва не определится в этом вопросе, наши власти тоже не будут торопиться переходить на этот вид территориального планирования. Это связано с тем, что правящие позиции занимают архитекторы той формации, для которых генплан является главным градостроительным документом. Сейчас, когда пошли подвижки в направлении мастерпланирования от ДОМ.РФ и “Стрелки”, мы получили права на перевод и адаптацию. Внутри этой адаптации и заложена возможность Ассоциации включить лучшие практики в основу методологии с сохранением блоков про квартальность застройки, человеческий масштаб, уличный фронт, уровень земли. Но как измерять город и определять его центры, что такое связность и как она работает, предлагается с учётом опыта разработки мастер-плана Нур-Султана. У нас не так много городов – всего 17 региональных центров – и мы можем проанализировать их структуру, подготовить некие каркасы и гипотезы с точки зрения аналитики, а потом уж архитекторы определяют какие там будут здания, а девелоперы решают, сколько квадратных метров они хотят там выжать. Когда территорию просто так отдают на откуп девелоперам (твоя территория, что хочешь там и делай), то он и строит то, что умеет – микрорайоны.

– Расскажите про свой опыт работы в центре урбанистике и в ассоциациях.

– Кроме мастер-плана был создан центр урбанистики в 2016 году и была попытка перезапустить Градостроительный совет. На нём поднимались вопросы экономики и социальной политики. Совместно со Святославом Муруновым был написан текст о том, как можно было бы собрать Градостроительный совет. Мастер-план позволил задавать эти вопросы, потому что англичане пытались анализировать экономику. Параллельно я и Святослав обсуждали с англичанами вернакулярный мастер-план. Через Анкету горожанина мы их выделяли в мастер-плане, но англичане сказали, что так как отсутствуют ассоциации предпринимателей (то есть отсутствуют фактические субъекты), то нет акторов, кто мог был способствовать развитию другой бизнес модели – уличной экономики, которую формирует в первую очередь малый бизнес. Пока в Астане, как и в Москве, логикой развития городов правят девелоперы, зарабатывающие колоссальные деньги на строительстве жилья и им всё равно на всё остальное.

Явно Казахстан будет пытаться собрать свою урбанистическую методологию, потому что, видя, как развивается ситуация в России со “Стрелкой”, “ДОМ.РФ”, реновацией, мы точно не хотим эти ошибки повторять. С другой стороны, у нас нет собственной полноценной методологии, но она хотя бы появляется как позиция. Ассоциация урбанистов – это фактически сообщество, которое будет заниматься разработкой методологии развития городов, опираясь на локальный опыт.

Девелоперы пока продолжают продавать в основном жильё. Пока ни у них, ни у государства нет заказа на развитие города. И в этом основная проблема. Мастер-план вскрывает проблематизацию города, но ответы нужно искать не в плоскости мастер-плана, а в устройстве и экономической модели постсоветского города. Мастер план остаётся набором красивых профессиональных книг, пока не будет сделан институт управления мастер-планом. Фактически — это большая база данных и этот документ остался без системы управления.

– А как бы хотелось сделать, учитывая предыдущий опыт?

– К примеру в РФ, разработка мастер-плана по методологии ЦПУ ведётся при условии формирования команды, которая потом будет им управлять. Иначе всё останется на бумаге. В Казахстане именно это и произошло: старая система принятия решений, когда Градсовет полностью лоббируют интересы застройщиков, а акиматы пытаются по-советски удовлетворить жалобы и требования населения, предпринимателей нет, либо они находятся в постоянном прессинге или субсидировании. Получается, что мастер-план отличный, но исполнять его некому. Но это, конечно, не проблема архитекторов. Архитектор может предложить лишь пространственное видение как будет развиваться территория, но он не может сформулировать Техническое задание на развитие территории. Это не его компетенции и не его зона ответственности. Мы чётко поднимаем эти вопросы, находясь в позиции урбанистов. Мы понимаем, что важен не столько сам мастер-план, сколько важно собрать в Стратегический совет все заинтересованные стороны ещё на этапе Технического задания.

– Какой, ты думаешь, путь выберет Казахстан, после алматинской трагедии?

– То, что Казахстан будет искать собственный путь – это плюс однозначно. Мы можем покупать английский опыт, смотреть московский, но очевидно, что мы также находимся в ситуации девелоперского лобби, так как нет, как таковой городской экономики. К примеру, Астана – город столичный по масштабу и по архитектуре, но не столичен по укладу. Это город спальников, город слобод и только островков горожанской жизни. На мой взгляд действие через ассоциацию – это совершенно правильный ход, который позволяет формировать запросы и мягкое влияние на стратегические вектора. Думаю, в России тоже нужно пойти таким же путём и начать собирать ассоциацию урбанистов, которая будет вырабатывать решения, влиять на текущую повестку или хотя бы давать оценку тем или иным проектам. Сейчас государство находится в диалоге с самим с собой и созданными им структурами. Голоса других экспертов не слышны.

Считаю правильным и заход через образование, так как нет смысла критиковать и сравнивать с Западом: если вы предлагаете копировать Европу, то предлагайте скопировать и образ жизни, и европейских налогоплательщиков, а не только велопарковки и общественные пространства. На мой взгляд, образовательный вектор влияния, вернакулярность, мастер-план как система управления, попытка собрать ассоциацию – это большой плюс. Очевидны идентичные причины тех или иных последствий с небольшими национальными отличиями, которые присутствуют во всех экономиках постсоветского пространства, особенно в таких больших и ресурсных, как Казахстан и Россия.

– Большое спасибо за интервью, будем теперь следить за реализацией мастер-плана Нур-Султана.

«Архитектура Сочи»

Если Вам важно и нужно то, о чём мы пишем, поддержите нас: Благодарим!
Rate this post
Предыдущая статьяЗавершён второй этап разработки Стратегии социально-экономического развития Сочи до 2030 года
Следующая статьяУтверждены границы территорий двух памятников федерального значения в Сочи

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.