Домой Сочи-2014 После олимпиады Капля сомнения

Капля сомнения

2034
7

Николай , автор «Эксперт Юг»
«Эксперт» №36 (720)/13 сентября 2010

Без участия в градостроительной политике жителей олимпийской столицы и местных экспертов Олимпиада может стать существенным риском для развития Сочи как курорта.

Утверждение, что благодаря крупным спортивным событиям возможно существенно улучшить городскую среду в месте проведения мероприятия, — общее место в современной урбанистике. Последние два года рейтинг самых комфортных городов, составляемый журналом The Economist, возглавляет недавняя олимпийская столица Ванкувер, а в рейтинге Global Market Institute на первом месте стоит — столица летних Игр 2000 года, на втором Лондон, принимающий Олимпиаду-2012.

Для Сочи одной из главных задач, связанных с проведением Олимпиады, стоит выведение российского курорта номер один на международный уровень, и здесь вполне уместно вспомнить опыт Барселоны, принимавшей летние Игры 1992 года.

«Барселона — образец того, что Олимпиада может принести городу, — констатирует “Олимпстроя” Олег Харченко. — Надеюсь, то же самое произойдет и с Сочи».

До Олимпиады Барселона была не самым привлекательным местом для массового туризма, в первую очередь из-за обилия промышленных объектов в прибрежной зоне и социального неблагополучия многих городских районов. В основу олимпийской реконструкции была положена идея «открытого города», ставшая воплощением демократизации испанского общества после десятилетий диктатуры Франко. Результат был практически мгновенным: после Олимпиады Барселона сразу стала одной из столиц европейского туризма.

Олимпиада в Сочи — крупнейший международный проект России за два постсоветских десятилетия, своего рода «фасад модернизации» российской экономики и общества, и качество осуществления этого проекта может стать генеральной проверкой успешности модернизационной стратегии государства.

Вокруг генплана

Понимание, что Олимпиада не сводится только к сооружению спортивных объектов и прилегающей инфраструктуры, у организаторов Игр есть. Об этом свидетельствует хотя бы появление у Сочи в прошлом году первого постсоветского генплана, разработанного по заказу «Олимпстроя» Российским институтом градостроительства и инвестиционного развития («Гипрогор»). Согласно генплану стратегической задачей развития Сочи является формирование первого в России горноклиматического курорта мирового уровня, в связи с чем приоритетность отдается природно-экологическому подходу. Формирование архитектурно-пространственной среды города будет опираться на «три каркаса»: историко-культурный, природный и урбанизированный.

По мнению сочинских архитекторов, положительный эффект генплана был достигнут быстро: в Сочи прекратилась точечная застройка, в последние годы принявшая угрожающие масштабы. Однако реализация концепции зонирования городского пространства чревата конфликтами с жителями.

«Возможно, со стороны идея сделать прогулочно-рекреационной зоной, сосредоточив жилые районы в предгорье, и выглядит правильной, — рассуждает главный редактор портала Arch-Sochi.ru Наталья Захарова. — Но как отреагируют горожане, всю жизнь прожившие в центре на берегу моря? Конечно, они будут категорически “против”. Принятие генплана остановило хаотичную застройку в центре города, но принятые правила землепользования и застройки добавили жителям головной боли, ведь некоторые участки, приобретенные ранее как под индивидуальное жилищное строительство, попали в иные зоны использования».

Освобождение береговой полосы от жилья — это в лучшем случае популизм, в худшем — передел собственности, полагает один из местных архитекторов, имея в виду отсутствие гарантий, что на освобожденных прибрежных территориях не будет строиться элитное жилье под видом апарт-отелей.

Наиболее прогрессивен сочинский генплан в решении задачи оптимизации транспортной схемы с дальнейшим развитием общественных пространств и системы пешеходных зон. В частности, предполагается выведение транспортных потоков из центра, для чего строится магистраль — дублер основной транспортной артерии Сочи, Курортного проспекта, который летом представляет собой одну большую пробку, особенно в дни приезда официальных лиц.

Принципиальным для города направлением сочинский генплан признает развитие объектов коммерческо-деловой сферы на базе строительства новых бизнес-центров и модернизации существующих офисных зданий. Сразу возникает вопрос: можно ли в рамках крайне узкой, вытянутой территории, где горы подступают к самому морю, развивать одновременно и горноклиматический курорт, и деловой центр, насыщенный коммерческими объектами?

«Городская инфраструктура притягивает к себе массу людей и автомобилей, и если даже мы построим в городе много развязок, новых транспортных артерий, то без строительства в большом количестве автостоянок транспортную проблему мы не решим. А дублер Курортного проспекта будет обоснован лишь в том случае, если жилые улицы будут иметь как можно больше примыканий к нему, иначе какой же он дублер? — считает сочинский архитектор Владимир . — Стоит задуматься и о том, нужно ли в городе столько мелких торговых точек, особенно в центре. Сегодня настало время укрупнения, перевода торговли, общепита и развлечений в комплексы, которые необходимо размещать на загородных транспортных магистралях».

Отдельный спорный вопрос — нужен ли олимпийской столице «единый архитектурный облик», на котором настаивает сочинская мэрия? Если под этим понимать административное регламентирование конкретных градостроительных элементов в духе пожелания сочинского мэра Анатолия Пахомова, чтобы все крыши «были примерно одного цвета», желательно красного, то «единый облик» вряд ли пойдет Сочи на пользу.

«Мне вообще не нравится эта формула — за ней не остается места для творчества и поиска гармонии с природой, — говорит глава сочинской организации Союза архитекторов России Ованес . — Любой из районов города мог бы развиваться по собственному сценарию, формируя собственную индивидуальность и архитектурный облик».

С этим стоит согласиться: сегодня мировые теоретики урбанистики увлечены идеей креативного города, притягивающего человеческий капитал, а такой город по определению не может быть сведен к единому знаменателю.

Безусловно, архитектурный облик олимпийской столицы должен быть запоминающимся.

«Попытки создать общий стиль для города уже были, начало положено в 30–50−е годы прошлого столетия, когда формировался архитектурный стиль средиземноморского ренессанса, — говорит Олег Харченко. — Конечно, сейчас, спустя столько десятилетий, следовать ему невозможно, поэтому одна из основных задач в настоящее время перед городом, — выработка регионального стиля».

Кто будет заниматься решением этой задачи? Местные специалисты убеждены, что это должно быть поручено им, много лет изучающим город, живущим в нем и знающим его проблемы.

«На деле влияние и местных архитекторов, и сочинцев на градостроительную политику и архитектурный облик все больше и больше уменьшается, — считает Наталья Захарова. — В Барселоне, например, жители принимали участие в выборе основной концепции развития города, а генеральный план Сочи был разработан в срочном порядке под Олимпийские игры без конкурса концепций развития».

Еще более резко высказывается Ованес Задикян, считающий основную идею генплана «Всё для Олимпиады» тормозом в развитии города.

Два в одном

Еще один документ, разработанный в рамках подготовки к Олимпиаде, — целевая программа «Сочи — гостеприимный город», по которой, как заявил в конце прошлого года замминистра регионального развития России Юрий Рейльян, Сочи получит на развитие городской среды 25 млрд рублей из федерального бюджета. В концепции этой программы, разработанной Институтом региональной политики, указано, что ее целью является создание в Сочи необходимых условий для комфортного пребывания участников и гостей Олимпийских игр.

В основе программы лежит чрезвычайно спорная идея выделить в городе так называемую зону международного гостеприимства, включающую центр курорта, аэропорт, Олимпийский парк и Красную Поляну. Получается, город будет разделен на две части: одна — для туристов, другая, политкорректно названная «зоной сопряженного развития», — для местных. Если в международной зоне предполагается комплексная масштабная реконструкция, то во втором случае речь идет о капремонте только особо важных объектов, хотя именно те кварталы Сочи, которые строились за пределами туристического фасада, сегодня срочно нуждаются в регенерации.

В той же Барселоне туристы останавливаются в любом районе, причем многих не пугает даже местный «цветной» квартал Раваль, который в последние годы был серьезно реконструирован и сейчас преподносится как центр неформальной жизни города. «Зонирование по уровням гостеприимства» вряд ли будет способствовать изменению отношения многих сочинцев к отдыхающим, которые воспринимаются как источник средств к существованию в тот период года, когда турпоток падает (отсюда и грабительские цены в высокий сезон).

Углубление диспропорций в развитии Сочи — один из главных рисков, которые несет Олимпиада. (официальное название «муниципальное образование Городской округ Сочи») — это вторая после Лос-Анджелеса по протяженности агломерация мира. Однако с точки зрения качества курортной инфраструктуры северная часть этой агломерации (Лазаревский район), где железная дорога подходит вплотную к морю, значительно уступает южной (Сочи, Адлер, Красная Поляна). А с Олимпиадой контраст между двумя частями города лишь усилится.

Если продолжать сравнение с Барселоной, то там в свое время победила градостроительная концепция, нивелирующая разницу между центром города и окраинами, а знаменитые побережья Коста-Брава и Коста-Дорада, довольно удаленные от Барселоны, ассоциируются у туристов в первую очередь именно со столицей Каталонии.

«В Барселоне и Турине, — говорит Наталья Захарова, — при подготовке к Олимпийским играм главный упор делался на реинновацию промышленных территорий. В Барселоне, как говорят сами жители, город повернулся лицом к морю. В Турине большая часть олимпийских объектов расположилась на территории завода FIAT, производственные мощности которого были вынесены за город. Первую линию метро в Турине проложили не к олимпийским объектам, а там, где это нужно городу, и только сейчас строится вторая линия в район Линготто, где и располагалось большинство стадионов. В Сочи же пошли по совершенно иному пути: олимпийские объекты возводятся на территории, занятой либо местными жителями и совхозными теплицами, либо же девственными лесами».

По мнению архитекторов, сегодняшние просчеты в планировании территориального развития Сочи могут привести к плачевным последствиям еще до начала Олимпиады. Владимир Сухоруков убежден, что зафиксированная генпланом перспективная численность населения Сочи в 500 тыс. человек явно занижена, поскольку реализация олимпийского проекта уже привела к усилению миграционных потоков. К 2014 году, прогнозирует архитектор, в Сочи возможен демографический взрыв, поскольку большинство приезжих останутся в городе навсегда. К тому же после Олимпиады часть нынешних гастарбайтеров, выбравших Сочи в качестве места своего дальнейшего жительства, наверняка останутся без работы.

Отдельную проблему порождает строительство порта и олимпийских объектов в Имеретинской низменности, где, как считают эксперты, затевать крупные стройки вообще нельзя из-за выносных грунтов реки Мзымты, сформировавших здесь почву. Подтверждением этого выступает сама история Сочи: город возник не в долине, а сразу стал карабкаться в гору. И не зря — шестибалльный шторм в декабре прошлого года смыл постройки и технику Имеретинского порта, нанеся ущерб примерно на 60 млн долларов.

«Шторм показал, насколько “верны” принятые решения. Поскольку у нас всем руководит менеджмент, а не специалисты, то о высоком качестве этих решений говорить не приходится. Все картинки с намывом в Сочи островов, пляжей и яхтенных стоянок, которые нам рисовали, тоже идут вразрез с гидрогеологией», — говорит вице-президент Союза архитекторов России Юрий Трухачев.

По его мнению, Сочи вообще не самый удачный выбор для места проведения Олимпиады, поскольку у города небольшой ресурс развития. Но раз решение принято, то для того, чтобы сохранить Сочи как курорт, нужно снижать нагрузку на побережье, смещая активность инвесторов и туристические потоки в сторону других курортов Северного Кавказа. Иными словами, вспомнить о том, что Сочи — это не последний кусок земли, который нужно срочно освоить.

источник: expert.ru

Капля сомнения
5 2 чел.

7 КОММЕНТАРИИ

  1. Прочитал статью и у меня возник вопрос к главе сочинской организации Союза архитекторов России Ованесу Задикяну. Уважаемый, вы считаете, что нынешнее реально плачевное положение городской архитектуры вообще позволяет говорить о саморазвитии? Вы в серьёз об этом говорите?

  2. К сожалению ничем. Просто нужно молчать в присутствии родственников Владимира Романовича. Или самой завести свой блог и там высказываться.

  3. Вы как Сфинкс говорите загадками. Если хотите молчать, то не стоило бросаться обвинениями. Хотите высказаться от своего имени — милости прошу — можно опубликовать статью под вашим полным именем.

  4. Наташа, нет тут никакого секрета. Действительно ты права не нужно было мне начинать это. Мы знакомы. Зовут меня Лена Мотриченко. Ну уж с твоей мамой мы много лет работали в одной мастерской. А с этими высказываниями про дублер действительно дурацкая ситуация получилась. Наверно, Владимир Романович даже и не знает, что ему пересказали мои слова. В общем, претензий у меня никаких.

  5. Елена, а не хотели бы Вы высказать свои предложения и мысли по поводу градостроительной ситуации в городе в виде отдельной статьи, опубликованной тут под вашим именем?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.