Домой История Публикации Гидрологическая трагедия

Гидрологическая трагедия

1574
0

В. Марусин (В. А. Америков)
Газета «Сочи», № 35, август 1991 г.

Давайте поговорим о таких понятиях, как несчастный случай и стихийное бедствие. Вопрос: если я сиганул с окна третьего этажа, потому что мне так скорее показалось, ноги поломал — это я жертва несчастного случая буду или как-то по-другому мое положение оценят? Другой вариант: если я в семибалльный шторм на гидровелосипеде решил прокатиться и потонул, я жертва катастрофического шторма или как? Не улыбайтесь, вопросы эти не праздные, а вполне животрепещущие — страну сотрясают катастрофы, а в начале августа и наш город подвергся нашествию слепой стихии в виде катастрофических паводков. Так вот, возникает вопрос: насколько эта самая стихия была слепа? Может, этот вопрос и не ко времени, может, стоит написать о подвигах спасателей, о стойкости спасаемых, о том, что в нашей жизни всегда есть место подвигу?

Что есть, то есть, благодаря многолетнему культивированию на высших номенклатурных постах дураков и неучей, которые создают своими решениями возможность умным и ученым совершать подвиги, спасая то, что еще можно спасти. Потому что в нормальных странах обходятся без героев. Потому что в нормальных странах технические решения принимают инженеры, наукой руководят ученые, а у нас все это проделывают выпускники высших партшкол и заочные дипломанты, кончающие вузы без отрыва от спецбуфета. Так что давайте обойдемся без героев и подвигов, давайте спокойно разберемся, насколько обрушившаяся на город стихия была стихийной, насколько случившееся вообще укладывается в понятие «катастрофа», какие закономерности привели к несчастью и что надо делать, чтобы в будущем подобного избежать.

Небольшая горная речка . Целебная ее водица принесла нашему городу славу бальнеологического курорта мирового значения. Сколько же звонкого ляляканья о нашей Мацесте было выплеснуто коллегами-журналистами на страницы советской прессы! Как ее мы все рекламировали, прославляли и воспевали! Каких только эпитетов не придумывали в ее честь! И вот вдруг Мацеста наша замечательная взбесилась. За четыре года — три катастрофических паводка. Да как же так, да что случилось? Мы ли тебя не хвалили, мы ли в грудь себя не стучали, тобой, Мацеста, гордясь? И на тебе! Нехорошо, Мацеста, не по-социалистически ты себя ведешь.

Имей Мацеста дар речи, могла бы она поведать, бедняжка, грустную повесть о том, как ее в незапамятные времена отдали, подобно славянским полонянкам, в рабство глупому, жадному и, главное, скупому учреждению под названием Сочинский территориальный совет по управлению курортами профсоюзов, о том, как ее нещадно эксплуатировали и как ее ужасно регулировали. Но не может говорить Мацеста, и поэтому с, вашего разрешения, повесть об изнасиловании целебной реки поведаю я.

Прежде чем начать свой рассказ, я хочу объяснить, что, собственно, обозначает понятие «регулирование реки». Зарегулировать реку — это значит построить на ее берегах гидротехнические сооружения, которые должны исключить всякую возможность паводков. Впервые этим делом занялись до войны. Были проведены гидрологические расчеты (то есть, подсчитано, сколько воды должно пропускать забетонированное русло), сделан проект, но по понятным причинам — война — к этому проекту вернулись только в 1947— 1949 годах, когда и одели Мацесту в бетонные берега в устьевом ее участке. Правда, проектом предусматривалось забетонировать еще и дно — в том случае значительно повышалась скорость потока и, соответственно, пропускная способность, но сделано этого почему-то не было. То ли денег не хватило, то ли к дате какой-то не успевали, только вдруг прибыл из Москвы некий товарищ из ЦИКа и начертал собственноручно на проекте: «Дно не бетонировать!». И все! И плевал он на ваши гидрологические расчеты с прибором! Знаете, есть в этом что-то древнеримское. Этакий Юлий Цезарь в сапогах. Пришел, нагадил и пропал! А что вы хотите? Сорок девятый год. Борьба с Космополитами, не до гидрологии было. Ширина же бетонной опояски на устьевом участке Мацесты по тому проекту была выполнена в тринадцать метров. А вот когда в 1956 году делали проект следующей очереди регулирования, выяснилось, что ширина должна быть двадцать два метра. Потому что в стране продолжалось колхозное строительство, и на склонах речки Цанык, дающей Мацесте треть стока, создавали привольные колхозные поля. При этом, социалистически соревнуясь, будущие колхозники весело, по-ударному, вырубали густые кавказские леса. Ну и что, скажете вы, какое это имеет отношение к ширине реки? А такое, что в гидрологии существует научное понятие — коэффициент стока, определяющий отношение того количества воды, которое попадает в русло реки, к тому количеству, которое нам пошлет с небес Господь. Грубо говоря, если мы все наши горы заасфальтируем, то коэффициент стока будет равен единице, а если на склонах стоят густые леса, то значение коэффициента — 0,5, то есть, наши леса способны задерживать до половины выпадающих осадков.

Я почему так подробно говорю об этом коэффициенте? Потому что именно он жизненно важен для населения нашего города, расположенного под боком у не самых маленьких Кавказских гор, о чем и будет сказано ниже. Итак, что же было проделано с Мацестой в 1956 году? Была выполнена опояска до новой Мацесты шириной в 22 метра, и бедная река в устье своем приобрела вид некоего сосуда с узким горлышком, в просторечии именуемого бутылкой. И не надо быть знатоком гидрологии, чтобы понять: в результате будут происходить наводнения. Ну кем надо быть, чтобы сознательно все это сделать? Да еще построить два моста, опирающихся на частокол свай, от чего при мало-мальски сильном паводке мосты эти превращаются в плотины со всеми вытекающими отсюда (в прямом смысле этого слова) последствиями?

И начала Мацеста подтапливать прилегающие берега, но катастроф еще не было. В этом фарсе человеческой глупости, безответственности и скупости не хватало апофеоза. Который и был организован с помощью ванного здания, посаженного поперек поймы в виде классической арочной плотины (!!!), форма которой предназначена для перекрытия именно горных рек. Браво, курортный совет! Брависсимо, товарищ (главный архитектор Сочи в 1976 году)! Виват, гражданин Воронков, вы давеча рассказывали, как при вас хорошел наш город!

Видите, дорогие друзья, с какой математической точностью нашу целебную Мацесту доводили до зверского состояния. В 1978 году случился сильный паводок, и ванное здание впервые было нашпиговано бревнами. И в 1980 году институту «Южгипрокоммунстрой» был заказан проект, который должен был исправить катастрофические последствия безумной деятельности сочинской номенклатуры. Проект был выполнен, но стоимость строительно-монтажных работ по нему превысила «магическую» цифру в четыре миллиона рублей.

В нашей стране, дорогие друзья, существует некое идиотское, придуманное невесть каким бюрократом, правило — все проекты, стоимость которых превышает эту потолочную цифру, подлежат утверждению ни больше ни меньше, как в Совете Министров. Хозяйственники как огня боятся таких проектов, потому что проекты эти годами скитаются по согласованиям, медленно переползая с одного бюрократического стола на другой. Как правило, когда многострадальный четырехмиллионник доползет до своего утверждения, уже и нормы поменялись, и воды утекло порядком, и авторы на пенсию поуходили, и вообще, нужен уже новый проект. Причем все это безобразие будет оправдано всеми нашими законами, положениями, ведомственными инструкциями, и если какой безумный следователь кинется искать виноватых, то долго он будет копаться в многотомных томах входящих-исходящих, а обвинить сможет разве Карла Маркса за то, что он изобрел научный коммунизм. Так что проект 80-го года начали подвергать ампутации, доводя его стоимость до дозволенной высочайшими инструкциями. Потом его согласовывали-пересогласовывали, перестроили по нему один мост и благополучно забросили в архив, тем более что коварная Мацеста в начале и середине восьмидесятых вела себя, как пай-девочка, наводнений не производя.

Пользуясь таким затишьем, наши славные исполкомовские специалисты протянули вдоль реки огромное количество инженерных коммуникаций для бурно развивающегося микрорайона на Средней Мацесте, что и вышло нам всем боком в 1988 году. Потому что именно в этом году измученная река в очередной раз показала, что с природой так обращаться нельзя, что плевать она хотела на магические цифры и долгоиграющие согласования — и опять полукруглое ванное здание оказалось забито по второй этаж илом.

Тогда курортный совет заказал очередной проект, на сей раз – технический, то есть проект, по которому проектировщики всё посчитают, всё нарисуют, стоимость определят, а строить по нему нельзя, нужно будет выпускать еще так называемые рабочие чертежи. Этак, знаете, телодвижение произвели, а до дела еще ого-го сколько воды утечет. Любопытный момент – профсоюзные заказчики в задании потребовали, чтобы стоимость работ по проекту не превышала… Угадайте, в какую сумму просили гидротехников уложиться мацестовладельцы? Ну, смелее – че-ты-ре миллиона! А по проекту, только вынос от русла реки поспешно проложенных инженерных сетей влетел в три миллиона, а весь проект потянул уже на шесть миллионов! Воистину, скупой платит дважды! Но это не наша, не советская поговорка.

У нас скупой (даже не знаю, скупой ли, не больше ли здесь подходит другое, рифмующееся со словом «скупой» прилагательное) не платит вовсе. Потому что, узнав о стоимости строительства и попытавшись уговорить гидротехников снизить цифру (знаете, как на базаре: «Сбрось, браток, ну что тебе, жалко, что ли?»), заказчик просто не заплатил за готовый проект.

И вот новый удар «слепой» стихии. Да полноте, так ли эта унесшая человеческие жизни, стоившая городу многомиллионных убытков катастрофа слепа? Не является ли настоящим бедствием наша система, которая ради сиюминутной выгоды, грошовой экономии, политической коньюктуры обрекает тысячи людей на жертвы и страдания??

Прочел недавно информацию о том, что руководители курортного совета отлучили от мацестинских процедур отдыхающих ведомственных здравниц, потому что работники этих санаториев, дескать, отказываются участвовать в восстановительных работах. Что, санаторию «Заполярье» тоже дали от ворот поворот? А ведь руководство этого санатория предлагало за свои деньги выполнить часть необходимых работ по регулированию реки. Но проект-то не был оплачен, и поэтому проектировщики отказались от дальнейшей работы, поэтому руководство курортного совета и отказалось от помощи.

Видите ли, природа не понимает лозунгов, она равнодушна к таким понятиям, как политика, фонды, встречный план, предпраздничная вахта и инструкция. Природа подчиняется только законам природы. Человечество за свою историю выработало сообща методы взаимодействия с природой. Постепенно, постигая ее законы, люди научились жить с природой в согласии. История же нашего социалистического государства — история насилия бездарностей и неучей над здравым смыслом. Партийные законы и сочиненные бумажными душами инструкции в нашей стране главнее законов природы. Людей знающих, специалистов низвели до уровня прислуги, имеющей только совещательный голос. От них наша номенклатура желает слышать только приятные и удобные на данный момент вещи. А если вдруг инженер начинает говорить и действовать вразрез с очередной идиотской кампанией, развязанной в заоблачных высях разными политиканами, то местный чинуша бестрепетной дланью невежды затыкает ему рот и указывает инженеру его место.

А место это — в очередях, участь инженера — нищенская зарплата и безрадостная возможность точно предсказывать, когда и где на людей повалится очередное «стихийное бедствие».

А теперь о вещах не очень приятных, которые, возможно, вызовут у вас возмущение. В окрестностях города, на покрытых лесами склонах людям раздают участки под огороды. Естественно, леса вырубаются. Оголяются склоны, подготавливаются условия для схода катастрофических оползней. А главное — увеличивается коэффициент стока. Но большинство сочинцев живет в долинах рек! Мало того, по законам гидрологии, вырубка лесов ведет к резкому понижению уровня грунтовых вод. А наш водозабор и так уже дышит на ладан. В то же время в городе существует несколько вечно убыточных совхозов. Эти реликты прошедшей эпохи ничего, кроме разорения, городу не дают. Вот и раздать бы эти земли населению. Но куда там! Без совета со специалистами, без гидрологических расчетов направо и налево раздаются покрытые лесом склоны. Ну что? Пройдет время, случится катастрофический паводок с многомиллионными убытками, человеческими жертвами, и все начнут проявлять героизм?

Может, хватит бездумно насиловать природу? Может, настала пора хотя бы разок отмерить, а не резать махом, бездумно подчиняясь приказам свыше. Эту проблему надо решать, вопрос с дачными участками должен быть, по-моему, в поле зрения городского Совета, потому что от того, как он решается, зависит будущее нашего города, будущее наших детей.

А что касается многострадальной Мацесты, то, как мне кажется, городским властям надо определиться с ведомственной принадлежностью нашей знаменитой реки. Если курортный совет не в состоянии исправить все, что он сотворил за годы своего хозяйничанья, то у него Мацесту надо отобрать. И срочно заказывать проект регулирования реки и быстро его выполнять. Только в этом случае мы сможем сохранить славу бальнеологического курорта. Только в этом случае мы сможем избежать катастроф в будущем. А пока…

Скажите, а если я тигра по носу щелкнул, и он с меня скальп снял -это я пострадавший от несчастного случая? Или глупость и некомпетентность трактуется как стихийное бедствие? Как вы думаете?

Огромное спасибо ms_helga за предоставленный материал

Ванное здание №9 до разрушения

Современное состояние (ноябрь 2009. Фото inogorodnii

«Архитектура Сочи»

источники: ms-helga.livejournal.com, inogorodnii.livejournal.com

Гидрологическая трагедия
5 3 чел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.