Домой Сообщество Интервью Святослав Мурунов. Новые города: приговор существующим или надежда на их перезагрузку?

Святослав Мурунов. Новые города: приговор существующим или надежда на их перезагрузку?

148
0

Видя к каким результатам приводит реализация программы создания комфортной городской среды во многих городах, как исчезают объекты культурного наследия, при этом самовольные постройки растут как грибы после дождя, а городские власти либо не идут на диалог, либо ограничиваются только диалогом, многие начинают мечтать о смене руководства города. Однако с приходом нового мэра или избранием новых городских депутатов мало что меняется, ведь система и правила, по которым живут наши города, всё те же.

Выходом из сложившейся ситуации урбанист-философ Святослав видит в создании Новых городов как испытательного полигона для отработки не только новых технологий, но и новых систем управления и кооперации. Но нужно ли для этого строить новые улицы и дома? Во время очередного визита Святослава в Сочи нам удалось поговорить о Новых городах более подробно.

— Как ты пришёл к идее заняться Новыми городами?

— Мысли о необходимости появления новых городов возникли давно. Когда я думал о развитии ЦПУ, то было понятно, что рано или поздно это станет какой-то сложной коллективной деятельностью целой сети разных команд. Поскольку город — это самая сложная система, то, возможно, сеть ЦПУ должна будет заниматься Новыми городами. И это станет для неё своего рода профессиональным максимумом. То есть, если вы разобрались с существующими городами и можете их настраивать и менять, то, вполне возможно, вашего опыта, ваших компетенций и ваших ресурсов должно хватить, чтобы создавать новые города. Поэтому, когда меня в течении последних пяти лет спрашивают: зачем вы этим занимаетесь, я отвечал абсолютно искренне: я хочу создавать новые города. Не строить их, а создавать.

— Зачем?

— Да, на самом деле зачем Новый город? За всё время истории ЦПУ про Новые города было прочитано всего 3-4 лекции. Как правило, на них не хватало времени в существующих образовательных форматах. На Школах ЦПУ мы еле-еле успевали все технологии и модели разобрать, а не то, что новые вопросы поднять. Поэтому Новые города — это пока одна из самых недорассказанных тем: много чего продумано, но не высказано.

Когда я читал лекцию в Нижнем Новгороде, я очень чётко сформулировал зачем нам Новые города. Возможно, Новый город на постсоветском пространстве нужен не как конкретно построенный в поле город, а как коллективная мечта и коллективная деятельность для того, чтобы перезагрузить существующий город. Проблема: житель-горожанин-гражданин. Жители — это те, кто физически живёт в городе; горожане — те, кто себя соотносит с масштабом города, представляют что такое город, как он устроен и учитывают это в своей деятельности; гражданин — это тот, кто понимает и мыслит уже масштабами региона, страны, поэтому он может представить себе разные происходящие процессы, связывающие города и регионы. Поэтому проект Новый город нужен прежде всего затем, чтобы окончательно зафиксировать переосмысление существующего постсоветского города и из состояния “недогорода” вывести его в состояние сложной саморазвивающейся системы.

Основная проблема существующих постсоветских городов в том, что все они — государственно зависимые (от государственной политики, бюджета) и поэтому не являются самостоятельными субъектами и из-за этого не производят достаточного количества горожан, способных стать гражданами и как-то это государство настраивать либо менять, то есть влиять на ситуацию в нём. Таким образом Новый город нужен ещё и затем, чтобы на постсоветском пространстве явление города состоялось. Сейчас — это некий квази-формат, когда каждый город является копией и вместилищем всех культурных, экономических и управленческих процессов, происходящих в стране. Любой постсоветский город ничем не отличается от другого постсоветского города, за исключением, может быть, географии, климата и своей истории, но процессы, которые сейчас в нём происходят абсолютно типичные во всех постсоветских городах, причём вплоть до самых мелких деталей, типа развал и деградация общественного муниципального транспорта, отсутствие раздельного сбора мусора, жёсткий девелопмент, поэтому это “недогорода”. Для того, чтобы возникли самостоятельные города, нужно ставить вопрос: Новый город, он какой?

В своё время в Москве на дискуссии про Новые города, которую устраивали Александр Долгин и компания Urbangroup вместе с Григорием Ревзиным и на которой был презентован девелоперский проект “Город Лайково”, я говорил, что в России сейчас запрос на другие типы городов. Я тогда спросил у тех, кто сидел в зале: у кого сейчас есть запрос на справедливость? кому сейчас хотелось бы жить в городе с реальным самоуправлением? Весь зал поднял руки. Поэтому второй ответ на вопрос “зачем?” — для того, чтобы пережить, внедрить и научиться пользоваться базовыми городскими практиками: самоорганизация, самоуправление, диалог, конфликт, налоги, выборное право, идентичность и т.д. Из-за того, что мы в городах оказались в 1990-е годы как космонавты, сброшенные из космоса, у нас нет этого первичного опыта. И мы его в городе нигде заработать не можем, потому что Старый город делает всё, чтобы вернуть нас в состояние потребителя, пользователя, атома внутренней миграции, но не позволяет нам стать горожанами. Поэтому нам Новый город нужен для того, чтобы испытать новый опыт. В консорциуме, который мы сейчас проектируем с партнёрами, формулировка “Новый город — новый опыт” является ключевой. Это касается как получения нового опыта отдельных субъектов, так и выработки отдельной технологии или отдельной культуры, чтобы это не стало только своеобразным экспериментом, а превратилось в системное изменение.

— Получается, что это в большей степени мечта о чём-то большем?

— Это не сама мечта, это позиция, которую ты занимаешь по отношению к городу. Ты живёшь в городе, у тебя есть семья, есть какие-то проблемы, образование, налоги, какие-то свои планы. В какой-то момент времени создаётся ситуация, в которой ты говоришь: “Ребята, а давайте представим себе, что такое город? Если бы мы сейчас проектировали город, то каким бы он был?” Происходит переход из своего маленького масштаба (чиновника, предпринимателя, жителя) в позицию, когда ты должен думать о всём городе сразу. И неважно, какой у тебя получится город в итоге, потому что ты будешь думать коллективно. Сначала индивидуально представлять, потом через дискуссию достраивать картину.

В этом упражнении самое главное — процесс переключения между существующими масштабами. То есть Новый город является некой рамкой, в которую все должны встать. Если получится реально придумать Новый город, увидеть, что он возможен как некое пространственное, финансовое, управленческое и человеческое решение, то, вполне возможно, у нас получится запустить создание этого Нового города. Либо мечтая, моделируя, обсуждая Новый город вы поймёте, чего в существующем городе не хватает и что идёт не так. Сейчас все разговоры о городских проблемах скатываются в абсолютную банальную ситуацию. Сколько городов я ни проехал, сколько ни было воркшопов, везде встречал одинаковую ситуацию. Меня сначала удивляло, что на вопрос: “что вас волнует в городе?” не важно кто (чиновник, активист, предприниматель) называли в ТОП-10 городских проблем: дороги, мусор, коррупцию, общественный транспорт, пробки, точечную жилую застройку, отсутствие общественных пространств, отсутствие работы и т.д. Список проблем из серии “Что вижу, то и пою”. Это показывает, как мало тех, кто думает системно и представляет, что такое город. Все пытаются скрыться за стереотипным представлении о городе и из-за этого ведут себя не как горожане, а в рамках своих ролей: чиновник отказывает, предприниматель зарабатывает, житель стонет.

— То есть необходим разговор об идеальном городе?

— Очень важно, чтобы это упражнение о Новом городе не превратилось в фантазию и не стало форсайт технологией. А вполне возможно, что такое может быть. Суть в том, чтобы придумать не Идеальный город, а работающую модель Нового города. Вряд ли его можно придумать идеальным, потому что в этом процессе будут принимать участие разные люди, но, вполне возможно, что Новый город позволит повысить сложность существующего города. Например, придумать, что можно сделать с раздельным сбором мусора, местным самоуправлением, с безопасностью и справедливостью или с новой экономикой. Не факт, что это будет идеальная картинка. Вполне возможно, что будут свои проблемы, но это будут проблемы другого порядка. Сейчас ключевая проблема существующих городов в том, что они упрощаются, деградируют. Те, кто в них научился зарабатывать новый опыт, перегружены этим опытом, но при отсутствии переосмысления этого опыта они теряют его со сменой поколений. В результате разрыв между сложностью города как динамической системой и теми поколениями, которые приходят, начинает увеличиваться. Через некоторое время город просто потеряет управляемость. В системном анализе есть параметры, которые показывают соответствие тех или иных элементов системы, насколько элементы системы и орган управления соответствуют друг другу. Уже сейчас видно, что город расползается, становится неуправляемым: застройщики, прокуратура, чиновники, жители, туристы, мигранты разрывают город на свои маленькие лоскутные части и не сшивается целая картинка, единая связанная система. Вряд ли город можно смоделировать идеальным, но можно попробовать взять другую сложность его представления и в этой модели учесть существующие типичные проблемы на начальном уровне. Это даст возможность разным субъектам по-другому вести себя в городе. Вполне возможно, что это упражнение позволит отработать подходы к созданию действительно новых городов, как социокультурных систем.

— У меня почему-то вся эта история с Новыми городами вызывает чувство предательства по отношению к старому городу. Потому что город в большей степени культурная составляющая: культурный слой, культурные коды. И говоря о Новом городе, мы как бы отрицаем и бросаем старый город с его историческими корнями.

— Но это иллюзия. Новый город ведь тоже не спускается с космоса. Он будет создаваться людьми, которые живут в существующих городах и от них будет зависеть какие культурные коды и историческое наследие будет привнесено в Новый город из старого и в каком виде. Понятно, что это не материальный перенос, но, вполне возможно, что смыслы, принципы, ценности, факты и другую нематериальную культуру они смогут перенести. Ты же видишь, что город пытается сам себя стереть. Почему сейчас тема Новых городов усиливается? Потому что те отрицательные процессы, которые запустились в существующих городах показывают, что силы очень неравны, что федеральная вертикаль всё больше забирает власть у местного самоуправления, оставляя всё меньше свободы городам. С другой стороны сам город не входит в фазу самоуправления: депутаты представляют только одну социальную группу; городских активистов как было мало, так и осталось мало и они между собой очень сложно договариваются; жителям как было всё равно, так и осталось всё равно. Запусти любой чемпионат, они будут довольны и счастливы и будут пытаться на нём заработать или посещать как зрители и радоваться развлечениям. Существующий город сам по себе — тонущий корабль и сценариев спасения не так много.

— Не будет ли это похоже на побег крыс с корабля?

— Или спасательная шлюпка с теми, кто готов с корабля вывезти всё самое ценное: капитанский журнал, в котором была вся история города, сложные инструменты.

— Всё равно это получается предательство.

— Ну почему предательство? Все же находятся в равных позициях. Если ты видишь, что твои усилия не приводят к изменениям и они напрасны: команда продолжает бухать, в корабле всё течёт, всё ломается… Это инстинкт самосохранения. И мне кажется, что Новый город может быть таким проектом самосохранения культуры прежде всего, так как города — накопители культуры. Поэтому здесь позиция предательства — это уже нравственная позиция: предательство по отношению к кому? К жителям существующих городов? Никто друг другу здесь ничего не обещал. К самому себе? Вряд ли, потому что в этом случае ты понимаешь, что если Новый город будет для тебя возможностью самореализации, а в старом ты находишься в условиях несвободы, внутренней миграции, то, вполне возможно, оставаясь в такой позиции в городе ты сам себя предаёшь. А сохраняя то лучшее и уникальное, что в городе есть через самого себя, свой опыт в Новом городе, возможно, ты не предаёшь, а спасаешь. Это зависит от аспекта восприятия. Да, вполне возможно, что со стороны тех, кто в городе остался и решил в городе загнивать, ты выглядишь как предатель. Это похоже на отношение к человеку, который уехал из маленького города в большой — предатель, а если потом вернулся — неудачник.

Здесь речь идёт о том, чтобы не создавать свой Новый город как обособленную территорию, которая сразу закрывается от существующих городов. Нет. Нужно создавать как действительно сложный совместный проект, который позволил бы всем набраться опыта и решить текущие свои проблемы. Просто нужно создавать Новый город на других принципах. Вот в чём задача. Не бежать из существующего города, а помочь существующему городу через новый проект на себя посмотреть со стороны. И одна из функций Нового города — это рефлексия. То есть существующий опыт пережить так, чтобы в Новом городе на него опереться. Например, банальный вопрос: каким образом будем принимать решения в новом городе? Создавать администрацию или выстраивая действительно демократические институты, либо консенсусом, либо лидерством по запросу? В какой парадигме будем управлять: по вертикали либо в сетевой модели? Как будем осуществлять безопасность? Создавая административную полицию либо дежурство, либо выборный шериф? Тут встаёт очень большое количество вопросов, отвечая на которые ты поймёшь, почему в существующем городе это не работало либо тебя не устраивало, как это работало. Чем больше я об этом думаю, тем больше уверен, что проект Новые города — один из вариантов этичной и безопасной перезагрузки существующей системы. Никто не хочет революции, но та ситуация, в которой сейчас находится государство, показывает, что кризисы просто неизбежны. Потому что государство, как система управления, всё меньше и меньше учитывает человека как заказчика, а всё больше и больше ведёт себя как машина, которая начинает чувствовать нехватку ресурсов, критические процессы в экономике, неконкурентоспособность. И это заставляет её снова рассматривать человека как ресурс. Для того, чтобы сохранить человеческий капитал, возможно, Новый город — это как Ковчег.

— Спасение ценного?

— Возможно. Двадцать семь лет государство не рефлексирует. Опыт, которые прожили мы за последние 27 лет, накопился в нас, но мы никуда не можем его выложить: ни в краеведческий музей, ни в культурные практики. Пройдёт ещё 50 лет и это время никто не сможет адекватно оценить . Оно сохранится только в фейсбучных постах, каких-то отдельных ютубовских лекциях и историкам-археологам будет очень сложно разобраться в этой информационной каше. При чём государство делает всё, чтобы это информационное пространство заполнить абсолютно неадекватным взглядом на мир, выдавая его за коллективное мировоззрение и тем самым подменяя существующую реальность на ту, которая ему выгодна. Возможно, вопрос стоит в сохранении адекватности и критического мышления.

Я наблюдаю процессы, как в существующих городах все, кто начинает предлагать какую-то реальную альтернативу, сразу же маргинализируется. Их сразу выбрасывают на обочину городского диалога. Потому что они говорят: стоп, давайте просто подумаем, зачем нам это делать? Силы очень неравны. Государство перехватывает любую тему, которую ты пытаешься поднять: тему сообществ, тему креативной экономики, тему городской политики или городской экологии. Оно перехватывает их, имитирует бурную деятельность и начинает наполнять симулякрами: форумами, селигерами, медиа, департаментами, рабочими группами. В такой ситуации неразобравшимся или неопытным субъектам очень сложно ориентироваться. Они начинают включаться в эти процессы, разочаровываются и переходят в позицию жертвы или уходят во внутреннюю эмиграцию, или становятся ярыми оппозиционерами.

— А какова вероятность, что технологии, разработанные в Новых городах, будут востребованы в старых?

— Это зависит от того, как реализовывать проект Новые города.

— Как ты видишь реализацию этого проекта?

— Новый город — это прежде всего городская дискуссия. Допустим, мы сейчас не готовы обсуждать тему местного самоуправления, она всех раздражает или пугает. Давайте попробуем обсудить тему Нового города как модель, в которой мы бы могли отработать всё то, что сейчас нам не хватает: новую экономику, связь поколений, комфортную среду, нормальный бюджет, образование и т.д. И вполне возможно, что Новый город как проект сможет объединить и консолидировать разные городские сообщества и субъекты, в том числе бизнес, для того, чтобы отработать технологии и подходы с реальной отдачей. Если в существующем городе, например в Нижнем Новгороде, возникает команда из предпринимателей, экспертов и городских активистов, которые начинают обсуждать проект Нового города и часть из них начинает вкладывать в него свои ресурсы, своё время, создавать его как систему, то тот опыт, который они получат, те навыки, которые они отработают, те технологии, которые они попытаются внедрить, окажутся более эффективными, чем в старом городе, тогда они начнут их замещать. Как раз идея заключается в том, что не нужно завозить людей из космоса для Нового города, а вовлекать тех, кто есть, через их болевые точки. Например, болевая точка бизнеса — падение покупательской способности, негибкая налоговая ситуация, невозможность кооперироваться, закончились существующие рынки. Болевые точки можно найти для любой категории: городских активистов, экспертов, надавив на которые они захотят попробовать что-то другое и Новый город может стать этой попыткой. Другой момент: если в Новом городе реально возникнет то, чего нет в существующем городе (новая экономика, другие подходы к среде, другие модели образования), то, вполне возможно, что Старый город станет рассматриваться как некий рынок, площадка для экспансии Нового города. Получится такой симбиоз: Старый город породил Новый город, Новый город фактически перезагрузил существующий город. Это взаимосвязанные процессы. Можно, конечно, выкинуть из старого города всех адекватных, кто там остался, в поле и сказать им: ребята, вы все горожане, давайте попробуем сделать что-то иначе. И, если у них получится, то всё равно кто-то скажет: а давайте вернёмся в Старый город и попробуем его перезагрузить.

Понятно, что это пока на уровне технологии. Но мне кажется, что все эти процессы будут происходить взаимосвязано. Не будет такого, что мы сначала построим Новый город и отработаем там все технологии. Все процессы будут проходить параллельно. Например, моделируя и создавая проект Нового города, вполне возможно, решив там проблему с раздельным сбором, сортировкой и переработкой мусора, тут же эта технология станет коммерческой и для внешних рынков, и для существующего города, потому что он — рынок для этого мусора. Сейчас Швейцария предлагает европейским странам покупать у них мусор для разделения так как у неё есть мощности, она на этом научилась зарабатывать, поэтому для неё теперь мусор — это просто экономика. Мне кажется, если Новый город разберётся и запустит новые процессы: прозрачную систему управления ЖКХ, совсем другой подход к городской инфраструктуре: не централизованные, а сетевые автономные системы, использование других форматов образования: не школа, а образовательная среда. Если Новый город отработает эти вещи, то сможет внедрить их в Старом городе. Для людей Новый город всё равно не станет новой идентичностью, а будет восприниматься как один из проектов.

— То есть ты допускаешь, что на одной территории может существовать и Старый, и Новый город?

— В этом как раз и заключается метод: попробовать в существующей системе, которая сейчас называется Постсоветское пространство, создать новую подсистему, как альтер-эго существующей системе, в которой решить хотя бы базовые проблемы, годами нерешаемые. Понятно, что возникнут новые проблемы. Например, как только мы перейдём в новую систему принятия решений, увеличится время или сложность принятия решений, может быть возникнут какие-то другие проблемы. Я не идеализирую Новый город и понимаю, что у него будет масса других проблем, но это будут проблемы другого порядка. И новые задачи будут уже на развитие, а не на то, как мы сейчас деградируем и упрощаемся. Поэтому мне кажется, что в существующей системе один из способов перезагрузки — это выращивание новой подсистемы, которая будет абсолютно легальна, прозрачна, но она будет новой по каким-то принципам и она, возможно, позволит нам качнуться в другую сторону. Понятно, что потом будет отскок в существующие города: вот вы в городе-спутнике разработали и настроили новую систему самоуправления, потом вы можете внедрить это в существующий город. Вполне возможно, что как только мы займёмся проектом Новый город, в существующем городе начнутся проблемы. Так как все лидеры мнений и люди, обладающие ресурсами, сконцентрируются на новом проекте, существующий город может опуститься.

— Хорошо, если только опустится, а не рухнет.

— Или рухнет. И это нужно осознавать. С другой стороны, так как существующий город полностью во власти государства, которое выжимает из него последние ресурсы, то это проблема государства: плодили вы патернализм, бюджетников, заставляли их голосовать на выборах, не меняли систему образования, сымитировали все университеты, кластеры и т.д., теперь сами с ними и разбирайтесь. Вполне возможно, что государство, посмотрев на порождённую ею систему, начнёт тоже рефлексировать, так как все процессы в существующих городах обострятся. Новый город — это как некая альтернатива эмиграции за рубеж. Я слежу за настроениями и вижу, что у наиболее адекватных, успешных и компетентных людей всё чаще возникают мысли эмигрировать. Они не хотят эмигрировать, потому что здесь их родина, идентичность, партнёры и т.д. (невозможно вывезти всю экосистему) и проект Новый город может стать для них вариантом внутренней миграции и местом применения своих знаний и умений. А с существующими городами пусть разбирается государство, раз оно зажало их в такие жёсткие рамки.

Юридически сейчас есть несколько форм: во-первых, право на частную собственность пока никто не отменял, во-вторых, если Новый город оформлять как сельское поселение, у которого есть такой демократический инструмент управления как деревенский сход. Его можно оформить как мобильное приложение. Юридически это может называться сельским поселением, но иметь бренд города. Например, Горки Город как частная территория или Кудрово в Петербурге как сельское поселение, хотя имеет население в 300 тысяч. Второй момент, Новый город — это не угроза государству, а пример самоорганизации, которая может породить класс граждан и реальные модели управления. Не теоретические (как нужно), а реальные (можно вот так). Анализ существующих Новых городов показывает, что это либо персональные проекты (миллиардер-самодур захотел построить город для людей), либо государственные мега-проекты построить город с нуля (Иннополис, Магас), а потом всеми правдами и неправдами загонять туда людей.

— А ты не боишься, что Старый и Новый город могут разойтись кардинально и отсечь взаимодействие? Раз вас не устраивает старый город — катитесь отсюда подальше. Да, эта сцепка интересная: в Новом городе мы отрабатываем технологии, которые потом возвращаются в Старый город. Но Старый город может не захотеть их принять.

— Новый город не должен начинаться как исход. Новый город — это новый проект.

— Мы можем не исходить, но нас могут выгнать.

— Что значит “могут выгнать”? Предприниматели и эксперты всё равно включены в систему Старого города: деятельностью, связями, ресурсами. Выгнать очень тяжело. А с другой стороны, кто выгонять будет? Что это за сила? Думаешь, придёт ФСБ и попросит покинуть город? Они и сейчас могут прийти и попросить не заниматься этим. Ты идеализируешь существующий город, думая, что здесь есть некая неявная сила, которая на что-то влияет. Вполне возможно, что как раз проект Нового города и концентрация в нём самых ключевых городских игроков заставит существующих городских пассажиров менять свою позицию. То есть Новый город спровоцирует быстрое взросление существующих жителей Старого города, переход их в класс горожан. Все активисты займутся вдруг каким-то новым проектом. Но всем было выгодно, что они держали тему и закрывали некоторые позиции своим горением, силами и нервами. Все почувствуют эту пустоту и городские пассажиры либо опять начнут закрываться, как они это делают всё время, либо начнут волноваться, переживать. Это может спровоцировать активизацию спящих жителей и переход их в класс горожан.

Если мы вспомним, что одна из целей Нового города — активизация существующего города, то не важно как это будет достигнуто: не мытьём, так катаньем. Либо, вполне возможно, что возникнет запрос на компетенцию: ребята у вас хорошо получается, научите нас. Мне кажется, что ключевая функция Нового города — это воспитание горожанина, поэтому он не будет закрытым проектом-крепостью со шлагбаумом, а, наоборот будет предлагать: мы научились разделять мусор либо мы научились самоуправлению, выстроили такую-то систему образования, давайте мы вас научим и покажем. У меня в голове есть чёткая схема, как запускать Новые города, но я пока хочу эту тему побольше подержать в публичном пространстве, чтобы максимально собрать запросы на новые темы. Чтобы не были Новые города одной темы, например, раздельного сбора мусора или экологически чистого города. Утопию не хочется создавать. Хочется собрать максимально количество тем, которые волнуют разные социальные слои. Например, подростков и молодёжь волнует выбор профессии, то есть фактически новые типы экономики, системы разделения труда, экспорт/импорт и т.д. Пенсионеров волнует тема, связанная со старостью, здоровьем, третьим/четвёртым возрастом и т.д. Мне кажется, Новый город — это как раз проект-эксперимент, который все эти темы попытается соединить: можем ли мы ответить на запрос о новом образовании через проектирование общественных пространств?

В своё время в Судаке во время Школы Новых городов была проработана схема запуска Нового города как некой молекулы ДНК, которая запускается как комбинация университета, краеведческого музея и Городской мастерской. Из этой молекулы вырастают все остальные объекты, сценарии. Было очень интересно, как мы сформулировали образовательное пространство: город находится в природной среде и порождает природную среду (либо восстанавливает её, либо максимально включает) и всё, что составляет природную часть города и является образовательной средой. То есть образование не в отдельных цехах, а везде, где есть максимально естественное природное состояние, чтобы само образование было естественным состоянием. Такая была логика: города в парке и парк — это университет, школа. Это для того, чтобы усиливать эффект и чтобы человек с детства привыкал, что образование — это естественный процесс и для него не надо вставать в 8 утра, надевать форму и ждать звонка. Это избавит образовательный процесс от тоталитарно-индустриального подхода, характерного для советского времени.

— Существует ли в городах критическая масса активных, прогрессивных горожан, способная запустить Новый город? Или придётся объединять людей из разных городов для пилотного проекта?

— Однозначно, любой проект, связанный с созданием сложной системы, для того, чтобы минимизировать риски и удержать сложность, должен быть сетевым проектом разных территорий. Сейчас есть несколько социальных групп, которые мне кажутся целевыми аудиториями для темы Новых городов.

Прежде всего это молодёжь, так называемый креативный класс, который в существующем городе никак не может перезапуститься: он не участвует в городской политике (его нет в Городской Думе/Совете), он не участвует в городском капитале (практически ничем не владеет), не участвует в городской экономике (пытается только ремесленничество своё запускать или фрилансить). Получается, что целый класс, целое поколение выпадает из существующих городов. С этим, кстати, и связано увеличение пенсионного возраста. Существующая молодёжь не устраивается на работу, не платит пенсионные отчисления. Анализируя статистику, Минфин, правительство и Пенсионный фонд понимают, что единственная возможность не обрушить Пенсионный фонд в ближайшее время — это увеличить срок выхода на пенсию. Поэтому креативный класс, молодёжь, подростки — это целевая аудитория проекта Новые города, потому что у них сейчас отнимают будущее, они являются наиболее ущемлёнными и будут готовы подорваться на любую возможность получить новый опыт.

Вторая группа — это городской предпринимательский класс, который заработал свой капитал, но он дальше не растёт, потому что Старый город является для него своего рода клеткой, он его сдерживает: среда не приспособлена, покупательская способность низкая и не растёт, система управления городом неэффективная и т.д. Поэтому предприниматели — это вторая группа, которая хочет реализоваться. Сейчас у нас в консорциум Новых городов входит несколько девелоперских компаний, управляющие компании, технологические компании, которые хотят внедрять новые технологии строительства или новые технологии управления или проектирования. У них уже сейчас есть эти технологии, но в Старом городе их некому даже предложить: либо потребитель не готов, либо администрация против, либо так сложились отношения, что Старый город породил чудовищные формы конкуренции, а не создал локальный кластер.

Третья группа — это эксперты и городские активисты, которым хочется ещё при своей жизни увидеть какие-то качественные и ценностные изменения. Например, большая часть активистов про гуманитарные ценности: что человек что-то значит, что человека уважают, что человек имеет право и на что-то влияет. Вполне возможно, что эта группа является прототипом гражданского общества, которое может стать заказчиком на Новый город как некую гуманитарную систему.

Плюс к этим группам есть продвинутые горожане, которые хотят жить в другой среде, в другом общественном пространстве. Скажи сейчас, что в Новом городе будет абсолютно другая система образования: не садик, не школа, не университет, а единая образовательная среда, куча мамашек и папашек тут же выстроятся в очередь. Потому что они понимают, что существующая школа их детей уродует так как является частью государственной системы образования и это может породить взрывной спрос на Новые города. Не говоря уж про другие системы, например, отношения к собственности или к типам строительства, типам общественных пространств и т.д.

— А насколько эти Новые города вписываются в существующее законодательство?

— Вопрос настройки. Например, я изучал законодательство в сфере профсоюзов. И оно, кстати, одно из самых радикальных. Если делать, например, Новый город как профсоюз горожан, то там возможны и отчисления в общий бюджет, и выборы, и система консультаций. То есть юридические формы можно найти самые разные, просто никто так не думал. Второй вариант — сельское поселение (сельский сход плюс технологии). В рамках действующего законодательства можно создать разные системы, потому что современное законодательство противоречиво, местами архаично, но если по-новому на него посмотреть и слабые системы наложить на другой ресурс и другую ситуацию, то оно станет очень современным. Здесь вопрос больше не в действующем законодательстве, а в действующих субъектах: насколько предприниматели, горожане. инвесторы, активисты готовы конструировать новые регламенты и новые правила. Любой город — это конфликт, а любой конфликт порождает некую систему регламентов. И ключевой продукт, который Новый город нам может дать — это новый опыт. Но в какой форме будет этот новый опыт? Не только же новые технологии. Это может быть и новое законодательство в том числе. Если посмотреть на существующую законодательную базу, то даже в действующей системе законодательства если вы создаёте собственную социальную систему, то в ней могут быть собственные правила, регламенты, уставы. И никто не мешает в эти уставы зашивать те принципы и ценности, которые вы выработали совместно, исходя из опыта, который вы прожили. Здесь нет ничего страшного. Единственное — это вопросы, связанные с государственными моментами: всё, что касается вопросов собственности, инфраструктуры, безопасности и т.д.. Это требует более точных расчётов и чётких взаимоотношений с государством, так, чтобы частно-общественный проект либо не был поглощён каким-нибудь государственным институтом, либо не попал под зависимость какой-нибудь государственной монополии.

— Какой-нибудь из существующих городов уже подошёл к созданию Нового города очень близко?

— Петербург обсуждает свой Новый город — Южный. Но это классическая развилка, кода ребята нарисовали на бумаге проект (кампус ИТМО с кучей жилья) и выдают это за Новый город. Там нет ничего нового, потому что там нет новых систем управления.

— Это как наши все новые олимпийские города1.

— Да, это просто размещение объектов и инфраструктуры в ландшафте и всё. Там нет ничего нового. Они пытаются за счёт брендинга или архитектуры выдавать это за новое. В чём новизна-то? В том, что вы позвали нового архитектора? Или в том, что вы построили в том месте, где раньше ничего не было. Это примитивные формы новизны. Про Новые города нужно говорить в разрезе нового качества городов и чётко выстраивая иерархию новых принципов. Что первично: новая система самоуправления либо новая система экономической деятельности и как они между собой связаны? Проектирование Новых городов — это прежде всего большая открытая дискуссия по формулированию этой модели. Вполне возможно, что, если процесс сейчас запустить в виде серии пилотных проектов, то каждый будет со своей спецификой (кто-то сделает акцент на то-то, кто-то на это). За счёт 5-10 пилотных проектов в разных частях страны мы может отработать абсолютно разные модели и, вполне возможно, выйти на какой-то устойчивый собственный подход.

Думая о проектировании Новых городов (уже сейчас мы размышляем о модели), то мы разрабатываем их не как отдельную систему, а как сеть поселений, деревень, существующих городов. Какие-то ещё ресурсы. Как возникает эта новая система? На пересечениях каких потоков, запросов, ресурсов она может возникнуть? У меня был пост на фейсбуке, что для того, чтобы проектировать Новые города нам нужно перезагрузить деревню: придумать новые поселения, новый источник запросов. Мне кажется, кризис существующих городов, в том числе, и из-за того, что никто из них не занимается существующими поселениями и деревнями. Не перезагружают те базовые системы, из которых город складывается. Приезжают люди в региональный центр из малых городов и деревень и город доволен этой ситуацией. То, что происходит в этих деревнях, никого не интересует: уехали оттуда и ладно, привезли деньги и отлично. А то, что там деградация происходит на порядок быстрее, территории маргинализируются, закрываются и просто исчезают и т.д. никто не замечает: люди едут в город — значит всё хорошо. Мне кажется, что Новый город в парадигме Центра Прикладной Урбанистики должен быть этичен и иметь кардинально иной подход по отношению к базовым культурам, формирующим город, прежде всего к деревне. Возможно, нужно её заново придумать. И начинаться он должен не с самого себя, а с перезагрузки этих существующих поселений.

— В каких городах уже идут дискуссии на эту тему?

— Пока есть только вбросы. В Кемерово, Нижнем Новгороде, Ижевске, Петербурге, частично в Калининграде, в Казани. Но это наши вбросы и они, возможно, не слышны пока в информационном потоке про смарт-сити, умный город, интеллектуальный город, комфортную городскую среду. Минстрой запустил новую рабочую группу по умным городам, но это опять имитация: те же лавочки и асфальт, но технологические. Просто, чтобы занять тему.

Мне кажется, Новый город может возникнуть как сетевой проект. Возможно, если мы через сеть ЦПУ начнём эту тему обсуждать, вбрасывать в публичное пространство и вокруг этого собирать какие-то ресурсы, проект Новый город может возникнуть в абсолютно разных городах и в разных масштабах. Когда мы обсуждали подходы к Новым городам в Судаке, одна из гипотез, которая у меня родилась, была о том, что Новый город может легко начаться как событийный проект, как некая временная форма. Очень интересный пример «Burning Man» в США, который проходит как фестиваль новых технологий (там же отрабатываются новые социальные технологии). Город возникает в пустыне, потом исчезает, каждый год меняет свою конфигурацию. Возможно, такого рода событие, но с другой повесткой: нас интересуют не технологические инновации, а социально-культурные. Событие типа “Модель Нового города как социокультурный проект” где-то в поле на ограниченный срок может стать очень интересной гипотезой. Я в своё время писал техническое задание на мобильное приложение, которое могло бы собирать информацию и помогать потом выстраивать математические модели: что получилось, что не получилось. И предлагал в своё время ИТМО перед строительством нового города провести тестового событие, чтобы понять, кому и как эта тема интересна, сколько людей она соберёт, какие ресурсы. Сказали, что им это не надо и сразу начнут строить, потом заселять своих студентов, аспирантов и всё будет нормально. Вполне возможно, что вряд ли получится найти крупного заказчика, но может стать хорошим самоорганизующимся событием. Останется только выбрать время и площадку, на которой протестировать.

Также была гипотеза запускать Новые города через временные события. Например, через Городскую мастерскую, как некий модуль, из которого начинает разворачиваться все остальные модули и городские объекты. Вполне возможно, если удастся договориться, получится отработать эту технологию в Казахстане. Попробуем провести воркшоп или проектный семинар, где вырастим не отдельный двор, парк или сквер, а прототип нового города, где будут элементы, которые держали бы либо воспроизводили сложные городские процессы.

— Получается, для тебя Новый город — не материальное создание, а социальное?

— Скажем так: материальное в последнюю очередь. Понятно, что нам всем очень хочется красивых современных новых образов. Зоя Рюрикова — молодец, что после лекции про Новые города, которую я читал в Нижнем Новгороде, она визуализировала подход к новому жилью: дом-библиотека, дом-парк, дом-проектный офис. Уже жить в этом хочется. Понятно, что от социо-культурной, экономической, управленческой моделей к пространственно-объектной модели намного проще дойти, потому что это и будет Техническим заданием на проектирование Нового города: что строим, зачем и как? Но начинать со стройки точно не следует. Потому что строительство является реализацией идей и подходов. Начинать нужно именно с них, а уже потом переходить к воплощению, то есть строительству. А не наоборот. Это однозначно. Поэтому, если Новый город выльется в физический проект, то это должно случится естественным путём через накопление достаточного количества ресурсов и субъектов, готовых к делу.

— Значит нужно уже собирать эти идеи?

— Идеи уже собираются. Формируется консорциум “Новые города” и на “Зодчестве’18” в Москве мы хотим его презентовать в формате конференции. Пока я пытаюсь структурировать свои мысли, зафиксировать технологию развёртки Новых городов. Вполне возможно, что она будет складываться из моделей “Творческий кластер 3.0”, “Идентичности человека”, будет базироваться на трёхслойной модели города и базовой модели смыслов и использовать логику Городской мастерской как потока изменений. То есть всё, что наработано ЦПУ за последние 5 лет, будет использовано. По уровню сложности и взаимосвязанности это и есть проявление нового подхода. Осталось разобраться с моделью управления — Фонд, Управляющая компания, Стратегический совет — и попытаться реализовать её как пилотный проект в каком-то творческом кластере или существующем городском проекте, зафиксировать и двигаться к другим проектам — платформенным, когда всё объединится в одну платформу или экосистему. Консорциум “Новые города” организован по трёхслойной модели: есть идеологи (некая культурная модель), есть социальные технологии и цифровые и строительные технологии. Консорциум в своей структуре является модельным. К тому же, как только он наберёт критическую массу, его просто выдавит в реальный проект.

— Каким-то образом сейчас можно присоединиться к этому проекту?

— К Консорциуму? ЦПУ автоматически входит в него.

— А другие? Например, кто-то, прочитав интервью, загорится этой идеей.

— Есть анкета про Новые города, в которой указаны разные роли участия, есть обратная связь (что вас волнует в проектах, в которых вы участвуете). Ты удивишься, сколько много там позиций.

— Интересно, сколько ещё человек, кроме тебя и меня, будоражит эта тема.

— Пока она ещё не будоражит сильно, потому что мы её не сильно продвигали. Думаю, что в ближайшее время она будет будоражить всё сильней и сильней. Чем хуже дела в государстве, тем больше желающих что-то быстрее менять, потому что так, как есть, долго продолжаться не может. И это не корабль, на котором все друг другу что-то должны. Это город, в котором мы все оказались или в котором мы участвуем в меру своей способности… В Нижнем Новгороде я вообще сказал с апломбом: друзья, я тут не хочу никого спасать, все взрослые люди, я плачу налоги, не получаю эффективной обратной связи, почему я не могу самому себе предложить другую стратегию развития? Я не хочу бежать в деревню, потому что деревня меня не устраивает своей структурой. Эко-поселение та же деревня — не тот уровень сложности. Я хочу жить в городе, но если существующий город не даёт мне возможности мирным путём его изменить, то один из вариантов — асимметричный ответ: хрен с вами, построю Новый город. Даже если мы реализуем в нём раздельный сбор мусора и новую систему местного самоуправления, он уже будет отличаться от существующего города. Вполне возможно, что он не будет успешным и супер красивым, но хотя бы базовые вещи в нём будут решены. Потому что существующий город всё хуже и хуже, он сам себя начинает разрушать: он уничтожает наследие, закапывается в мусоре, рождает патернализм, бюджетников загоняет в крепостное право, молодёжь выдавливает в интернет. Через некоторое время он станет большим симулякром наяву.

— Может стоит этого дождаться?

— Позиция “ждать” — хорошая позиция. Но мы же не просто ждём. Мы фактически тратим себя на продление этого ожидания. Ключевой минус какой? Занимаясь сейчас существующими городами, ты себя растрачиваешь, то есть инвестируешь. Понятно, что проживаешь новый опыт, но есть ли действительно эффект от этого нового опыта? Насколько он реально запускает изменения?

— То есть ты считаешь, что история с Новыми городами более лучшее использование собственных ресурсов?

— Собственной эффективности, да. Пусть это будет намного сложнее, но более качественный опыт ты получишь. Сейчас в существующих городах я понимаю, что моё развитие зависит в том числе и от развития существующих городов. Разобравшись с существующими проблемами и отработав их на разных технологиях ты понимаешь, что теперь нужно этим заниматься. Для того, чтобы этим заниматься, нужны ресурсы. А ресурсы взять неоткуда. Потому что государство их ограничивает, вводя монополию, например, через “Стрелку” или кого-то ещё. Существующие держатели ресурсов не готовы инвестировать в изменения, потому что они находятся в ситуации пика: они всё сделали и им кажется, что куда ни вложи, будет минус. Поэтому Новый город — это новые возможности, как банально это ни звучало, то есть новое окно. Оно намного сложнее, чем существующий город, но может дать то, чего нет в существующем городе — концентрации усилий и ресурсов.

— Откуда возьмутся ресурсы?

— Под ресурсами мы понимаем не только деньги. Внимание, время и т.д. Существующему бизнесу, возможно, проще будет принять решение включиться, если он увидит не одного себя, а разные типы бизнесов, объединённых в консорциум, готовых что-то менять коллективно: я лучше вложу свои деньги в общую копилку, чем буду в одиночку что-то менять в городе. Существующие будущие горожане — молодёжь, которая не имеет права на существующий город, её воспитывают как потребителя, — это тоже ресурс. Да, у неё нет денег, но есть время и мотивация. И это, мне кажется, самый кардинальный ресурс. Это фактически та политическая воля, которой не хватает существующим городам. Просто оформлена она будет в виде жизненных стремлений изменений. Какой ключевой дефицит в существующем городе? Политическая воля. Ни у кого её нет, потому что нет ответственности: ни коллективной, ни персональной. Все институты рыхлые. Поэтому Новый город — это концентрация мотивации, которая в каком-то временном периоде может конвертироваться в политическую волю, если это будет заложено в стратегию создания Нового города. Это позволит оформиться разным городским силам в публичном пространстве, зафиксировать себя, обсудить и разработать инструменты публичной политики, где друг друга никто не убивает, не подкупает, а просто спорит, дискутирует, влияет и т.д. Это может стать очень сильным ресурсом городского развития. Поэтому государство никогда не научится создавать новые города. Оно просто порождает свою копию в ещё одном пространственно-временном континууме вместо того, чтобы попытаться себя изменить. Даже создавая новые экономические зоны всё равно создаёт зоны, министерства, патерналистскую модель распределения, а не кооперацию.

— Получается, что вряд ли Новые города избегнут необходимости переосмысления опыта существующих городов.

— Наоборот, они будут строиться на переосмыслении опыта Старых городов. Новый город — это нечто иное, как возможность в ускоренном формате переосмыслить существующие города. Не просто переосмыслить (что получилось, почему не получилось), а ещё и перейти на новый уровень. Я же не предлагаю Новый город строит как копирку европейских городов. Ни в коем случае. Это должен быть уникальный проект, который бы однозначно строился в парадигме нашей истории.

— Но строить — это же самый последний этап?

— В целом -да. Но если это событийная фестивальная история, например, с Городской мастерской, то строить можно и в самом начале, но это должно быть что-то мобильное, разборное, лёгкое, некапитальное. Некое тестирование пространства. Вспомни, Городскую мастерскую в Сочи: возникла, исчезла. Но возникнув, она породила новый опыт. Мастерскую разобрали, новый опыт остался. В случае с Новыми городами подход абсолютно такой же. Поэтому мы с Мишей сейчас проектируем некое ДНК. Там есть двухэтажные мастерские. Мы давно об этом размышляем и поняли, что пора уже выйти на другой уровень. Если в Сочи сейчас запустятся городские мастерские как сеть, то через некоторое время вы сами выйдете на то, что запросы этих мастерских было бы классно удовлетворить в каком-то ином формате. У вас родится какой-то модуль (не знаю, как вы его назовёте: проектный офис, университет), который будет сложнее по конфигурации, но будет связан с существующими. Что такое Городская мастерская в её примитивной форме? Это некая деревня, то есть некая монодеятельность. Сейчас Городская мастерская фактически включает в себя все виды деятельности. Но если она станет на постоянной основе как комьюнити-центр, то там рано или поздно выявится какая-то специализация, которая будет ключевым отличием от других. Если их будет много и они будут разные, но на пересечении их запросов и потребностей возникнет что-то сложное. Это сложное и будет уже действительно Городская мастерская. Сейчас эту сложность Городской мастерской мы обеспечиваем за счёт различных компетенций: обязательно должен быть архитектор, краевед, социолог, модератор. То есть мы сразу создаём сложность за счёт опыта носителей, но потом сложность может проявиться за счёт уникальной деятельности и процессов, которые там будут происходить. Не уникальных личностей, а уникальных институтов, которые будут в неё интегрированы.

— Если Новый город создаётся в противовес Старому, не возникнет ли между ними конфликт?

— Это будет однозначный, абсолютно осознанный конфликт. В этом случае сам проект Нового города будет начинаться со слов: “Ребята, Старый город — это полный отстой, это не город: вы тут не научились разделять мусор, самоуправляться…”

— Но Старый город всё равно будет защищаться от разрушения.

— Конечно, ему будет больно, он будет защищаться. Но в этом конфликте, мешая Новому городу и борясь с ним, Старый город, вполне возможно, посмотрит на себя со стороны. Суть не в том, чтобы научиться строить Новые города (это побочный эффект). Перезагрузить существующие города — вот цель. Неважно как: хотите, мы построим Новый город и вы посмотрите на себя как в зеркало либо, строя Новый город или борясь с ним, вы на себя посмотрите со стороны и начнёте меняться. В Новом городе должна быть какая-то идентичность, сплетённая из существующих городов-носителей, которые в этот Новый город хотят включиться. И попытка забрать из Старого города какой-то опыт как идентичность для Нового города может Старому городу сделать очень больно. Например, система приватизации 1990-х годов. Попробуй её опубличь и сразу всем в городе станет больно. Или неотрефлексированные конфликты Советского времени: раскулачивание, продразвёрстка. Помнишь деревенский бунт в Тамбове? Если бы рядом с Тамбовом я строил Новый город, то в центре него разместил бы музей, который полностью был посвящён тому подавленному восстанию. Как Старый город взвыл бы! Но взвыв и начав защищаться, он бы отрефлексировал ту боль, которую сейчас испытал. Это как в психологии: не хочешь рефлексировать сознательно, психолог будет задавать тебе такие вопросы, что будет больно, ты наорёшь в итоге. Проорёшься, но поймёшь и осознаешь в итоге суть проблемы. Поэтому Новый город — это конфликт, но это осознанно сконструированный конфликт, он рождается на конфликте: Старый город деградирует, горожан это не устраивает, это не соответствует их целям и ценностям и этот разрыв станет той энергией, которая позволит построить Новый город и перезагрузиться существующему городу.

— Очень похоже на метод кровопускания, используемый в медицине средневековья: пустить кровь, чтобы насытить её кислородом.

— В каком-то смысле да. Ещё похоже на расщепление: чтобы появилась энергия, нужно расщепить атом. Ещё один момент. Старый город всё время нас водит по одним и тем же сценариям. Он как система уже состоялся. Он был сконструирован в советское время как тоталитарная, диктаторская, государственная, нечеловеческая и т.д. система. В нём нужно иметь очень высокий уровень критического мышления и осознанности, чтобы постоянно находиться в сознании и понимать, что это вообще не про человека. Потому что город всё время через ощущения, через диалоги и другую коммуникацию тебя возвращает к старой модели поведения, старой модели экономики и т.д.

— А будет ли Старый город способен воспринять всё то прогрессивное, что предложит ему Новый город для перезагрузки? У каждого же свой уровень понимания и выше головы не прыгнешь.

— Но Новый город будет строится как дискуссия, а не как готовая модель: я придумал, идёмте со мной. Нет. Новый город — это вопрос, на который придётся коллективно отвечать субъектам Старого города, тем, кто хотят жить по-другому, у кого есть запрос на изменения.

— А если нет?

— Тогда ты просто останешься в Старом городе. Оставайся. Никто никого никуда не тащит. Новый город — это абсолютно добровольное явление. Вопрос стоит так: друзья, кого волнует существующее положение вещей и кто хотел бы попробовать по-другому? По-другому разобраться с местным самоуправлением, с раздельным сбором мусора, с образованием.

— Это про запуск Нового города, а как ты видишь передачу наработанных технологий в Старый город? Он захочет подтянуться к Новому городу? А если они просто не способны будут подтянуться?

— Сейчас это уже начинаются фантазийные умозаключения: а вдруг они не захотят. Предположим рядом с Сочи возникает ещё одно поселение — девятый курортный район2, который построен совсем по другим принципам: всё интегрировано в природу, курортная деятельность основная, а в несезон ещё и добавляется образовательный кластер как деятельность или медицинский кластер. У него местное самоуправление и раздельный сбор мусора и он находится в транспортной связке с остальными курортными районами. Приехав туда даже как турист и увидев то, что там происходит, подумаешь: а почему у нас такого быть не может? Либо захочешь купить там квартиру и туда переехать. Но прежде, чем туда переехать ты должен пройти тест на горожанина, так как чтобы здесь начать жить нужно быть инвестором и горожанином. То есть будет всё как в других районах, но чуть-чуть по-другому. Поэтому у тебя есть выбор: либо “пусть они так живут, а я буду жить как жил”, либо компания и эксперты, которые строили Новый город, являясь также частью Старого города, перенесут успешную практику на другую территорию города, либо администрация скажет: “вот у вас получилось, как вы это сделали? Давайте вот здесь также настроим”. Это будет симбиотический процесс. Умозаключение, что Новый город строится какими-то людьми, которые нигде не живут, нигде не работают, у которых нет капиталов — это утопия. Всё-таки Новый город — это проект существующего города, существующих субъектов, реально встроенных в существующую экономику: здесь они платят налоги и что-то делают. Да, вполне возможно, они рассматривают вариант перебазирования в случае успеха в Новый город, но пока это произойдёт они всё равно попытаются свои существующие процессы и проекты настроить по-новому. А с другой стороны может случится и такое: кто-то скажет, что какие-то барыги построили новый частный город, но будет требовать изменений от государства. И это уже проблемы государства, пусть оно их решает. Может быть государство посмотрит: о, у вас эффективные школы, вот вам контракт, перезагрузите существующие у меня, я не знаю, что с ними делать. И ты, как система Новых городов, получишь госзаказ на перезагрузку существующих городов. Маловероятно, конечно. Скорее всего ты получишь роту ОМОНа. Но есть шанс, что, если это будет массово эффективно и легально, ты получишь рынок. Потому что однозначно один из вопросов, который будет стоять в Новом городе: как, создавая новые процессы, заработать на существующих проблемах? как их сразу интегрировать в существующие рынок? Предположим, придумали мы частную или общественную школу. Как теперь мы можем это внедрить в существующих школах в наших городах?

— Но будут ли эти частные новые школы, которые мы придумали, иметь легитимность в существующей государственной системе?

— А это уже не проблема, а конкретная задача: как её сделать легитимной. Может ли народный общественный сход сельского поселения принять решение такое-то? Какие нужно оформить лицензии? Это задача. Можно, например, обучаться экстерном: учиться в одной системе, а потом сдавать экзамены в государственной. Это всё решаемо. Проблема политическая. Это я согласен, что, если удастся в Новом городе создать местное самоуправление, а здесь, в Старом, его не будет, то это да, проблема. Но местное самоуправление можно создавать как инвестиционный проект: контроль за управлением. Тогда это тоже вопрос частной собственности, базовых основ Конституции, на которых держится всё ещё и существующая система и не может их вырубить. Профсоюз горожан — это прям лайфхак. И сельское поселение с народным сходом.

— И когда по твоим прогнозам можно ждать появление Новых городов?

— В этом году мы хотим запустить первый пилот. Анонсировать на “Зодчестве” старт консорциума и попробовать получить какой-то запрос или собрать инициативы участников и посмотреть: хватает их для запуска нового проекта или нет. Всё достаточно быстро. А что ждать? Терять-то нечего. Пенсия нам не светит. Осталось только это запустить и всё.

— Мне это очень интересно. Особенно применительно к Сочи.

— Сочи давно пора было задуматься о Новых городах, тем более была попытка построить их к олимпиаде. Теперь это интервью можно использовать как предложение, например, давайте Горки Город спроектируем действительно как Новый город, а не как просто новый объект. Давайте попробуем разработать там новую систему управления, отработать существующие в Сочи проблемы. Причём сделать это сочинским проектом, а не федеральным. Это, кстати, один из основных аспектов: а можно ли существующие отдельные проекты (например, “Имеретинский”) рассматривать теперь как проекты Нового города? Как консорциум мы можем сейчас внедрить разные технологии: и социальные, и культурные, и технологические, и управленческие, и т.д. Вот это было бы интересно. Это можно было бы пролоббировать на федеральном уровне как эксперимент. Но собственники должны быть готовы меняться и применять альтернативный подход.

«Архитектура Сочи»

  1. Имеется в виду комплексы «Имеретинский», «Роза Хутор», «Горки город»
  2. официально в Сочи четыре района, однако Генеральный план выделяет 8 курортных районов
Святослав Мурунов. Новые города: приговор существующим или надежда на их перезагрузку?
1 1 чел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.