Домой Мир Не игнорировать реальность, а через диалог создавать совместно новую

Не игнорировать реальность, а через диалог создавать совместно новую

Социальное проектирование на примере проекта LRT в Астане (снести/оставить/запустить)

677
0
Недостроенные конструкции для проекта Астана LRT. Фото: Sputnik / Владислав Воднев

Совместно с Асхатом Садуовым, идеологом мастер-плана, архитектором, урбанистом, основателем сообщества урбанистов Казахстана Q88

Астана LRT ― проект надземного лёгкого метрополитена в столице Казахстана, который так и не реализован в течение 10 лет.

НУР-СУЛТАН, 11 янв ― Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил о том, какое будущее ждёт проект ЛРТ в столице.

«Ещё один вопрос, который сильно волнует, если не сказать раздражает, нашу общественность, и особенно жителей столицы – это строительство LRT. Из обычного инфраструктурного проекта он превратился в серьёзную проблему, которая вредит репутации страны», – отметил он в ходе выступления в мажилисе. – Уже затрачены огромные средства, привлечены займы, приняты объёмные контрактные обязательства перед зарубежными партнёрами.

Проект изначально был ошибочным, это надо признать. Причём проект с сильным запахом коррупции. Теперь нужно принять оптимальное решение. Потому что простой снос означает потерю времени и денег. У нас нет другого выбора, как пригласить отечественных и зарубежных архитекторов и урбанистов, которые определят возможные варианты использования данного проекта», – сказал Токаев. Источник: Sputnik


Продолжать или не продолжать проект ЛРТ?

На наш взгляд, однозначно нужно продолжать, потому что любой недострой в городе всегда символ либо коррупции, либо слабой политической воли или какой-то недоговорённости. Это всегда памятник непрофессионализму. Чисто психологически, ментально, любой недострой, долгострой или любой брошенный объект – это значит, что в городе не хватило ресурсов, понимания, договорённости. Это “боль” города.

С политической точки зрения, проект ЛРТ должен продемонстрировать совсем другой подход к крупным градостроительным проектам. Политическое решение должно быть принято не на уровне “давайте спросим людей, что они хотят”. Если необходимо показать управляемость процессами и изменить отношение людей к крупным проектам, то проект ЛРТ – это как раз тот политический ресурс для демонстрации умного подхода к развитию города. Если власть хочет дистанцироваться от предыдущих ошибок, то она должна что-то сделать не так, как делалось раньше: непрозрачно и непонятно про что. Сейчас на проекте ЛРТ политическая воля должна сложиться таким образом, чтобы жители увидели, что власть готова к профессиональным взвешенным и публично открытым проектам.

Со стратегической точки зрения, проект ЛРТ должен быть увязан с принятым мастерпланом Астаны. Он должен соединять большие жилые микрорайоны, построенные в результате интенсивного развития Астаны в период жёсткого девелопмента. Это даст возможность продемонстрировать комплексный подход к развитию города: берём ответственность, думаем, приводим в порядок то, что есть, во что уже вложены средства и что может повлиять на репутацию города и власти, полностью меняя таким образом стратегическое управление территорией.

С градостроительной точки зрения, все исследования Астаны для мастерплана показывают разорванность города: ему не хватает связанности, мобильности. Он развивается по сценариям, заложенным ещё в советскую микрорайонную застройку, хотя это уже современный город XXI века с жильём разной ценовой категории и частной застройкой. Его нужно чем-то сшить и перемешать. И проект ЛРТ – это как раз тот инструмент, который позволяет обеспечить недостающие связанность и мобильность внутри распластанного большого города. Он выполняет функцию каркаса, особенно если каждую станцию ЛРТ рассматривать как пешеходно-транспортный пересадочный узел (ТПУ), которые соединят его с существующей транспортной сетью города: велосипедами, такси, автобусами и т.д. За счёт этого увеличивается пассажиропоток и уменьшается время на пересадку с наибольшего количества видов транспорта. В этом случае можно говорить, что необходимо не достраивать ЛРТ, а комплексно пересобирать всю транспортную систему столицы: все маршруты, все виды транспорта и т.д.

Ещё один – урбанистический – момент. Так как ЛРТ пронизывает все территории и несёт в себе современную функцию города (то есть по факту является современным способом перемещения по городу), то вокруг него должны формироваться островки (либо бульвары) – этакие хабы современной культуры современного города. Это могут быть и творческие кластеры, и студенческие кампусы, и общественные пространства типа библиотек и культурных центров. То есть ЛРТ вокруг себя начнёт концентрировать всё то, что может стать центрами современных видов деятельности, а не только жильём, которое любят строить девелоперы. Проекты этих культурных, научно-образовательных и общественных центров должны быть сделаны казахскими архитекторами. То есть должна появиться современная казахская архитектура. И эти проекты должны быть сложными: не только объектными, а объектно-средовыми. Вокруг какого-то объекта, связанного с ЛРТ, появляется парк или бульвар, сквер, которые позволяют рассматривать передвижения по городу как дополнительные сценарии выходного дня: новый туристический маршрут, новый способ развлечения.

На наш взгляд, урбанистический потенциал проекта ЛРТ до конца не раскрыт, потому что это многоуровневое пространство, у него появляются другие видовые характеристики. Так как ЛРТ заходит в разные районы, то территории вокруг ЛРТ за счёт микродевелопмента, который обязательно должен системно делать группа профессиональных урбанистов, создают современную среду, формируя таким образом город будущего. Он может появиться у Астаны не только на картинках, но и здесь и сейчас, потому что ЛРТ может простимулировать создание вокруг себя современной среды и дополнительных микрообщественных функций. Для этого нужен анализ вернакулярных районов, потому что в каждом районе не хватает какой-то своей функции: где-то фермерского рынка, где-то современной небольшой библиотеки, где-то комьюнити центра или предпринимательского хаба. Не стоит идти по пути типовых решений, нужно у каждой станции сделать свой уникальный сценарий, в своём уникальном образе и связать его с ТПУ.

Есть и социальные эффекты. Сейчас в стрессе: казахи испытали шок от того, что так просто взять и снести частично государство, так просто начать грабить магазины. Те, кто более-менее чувствует себя гражданином, в шоке. У него есть ощущения неуверенности и слабости государства и он теперь готовится к тому, что это может повториться. Степень его доверия к другому гражданину и к институтам власти подорвано. Никакими слоганами и деньгами это доверие не восстановить.

Доверие восстанавливается только за счёт совместных действий. Если сейчас президент объявит, что развитие Астаны и других городов Казахстана становится общегосударственной задачей и вместе с горожанами мы начинаем восстанавливать строить и создавать город. Все, кто хотят, могут получить высокооплачиваемую работу строителя, молодые архитекторы могут получить заказы, маленькие компании могут получить какие-то подряды и это объявляется как некая государственная программа. В этом случае на примере ЛРТ можно перезапустить все инженерно-строительные компетенции вместе с сервисными службами, предпринимательскими проектами. Таким образом можно сделать большой социальный эффект вокруг перезагрузки ЛРТ, транспортной системы и всех пространств, которые могут возникнуть. Необходимо также заложить деньги на подготовку и обучение кадров и создания рабочих мест не только обслуживания ЛРТ, но и на появление каких-то видов деятельности вокруг ЛРТ. То есть вложиться нужно и в людей. И дать людям возможность заработать на ЛРТ. Все умеют считать деньги. Они видят, что деньги непонятно куда уходят. Совсем по другому будет воспринято, если сказать, что мы деньги потратим на стройку и вы сможете их заработать. Гражданская мобилизация на совместную достройку таких объектов может стать хорошим социальным проектом.

Сейчас, к сожалению, совместных строительных практик очень мало в городе. Необходимо хотя бы использовать совместное благоустройство вокруг ЛРТ либо воркшопы по проектированию совместных пространств.

Нельзя обойти и предпринимательский момент. Экономику современного города делают улицы, на которых есть сервисы, сценарии, маршруты. Если вокруг ЛРТ создать новые улицы, новые пространства, которые будут не замкнутые, не тупиковые, а расшивать и связывать всю застройку, которая сложилась в Астане, пробивать дополнительные пешеходные связи, создавать кольцевые маршруты с упором на прогулку, созерцание, покупку, развлечения, досуг, образование, социализацию, то мы получим солидный предпринимательский эффект – возникнет множество предпринимательских мест (причём в каждом районе может быть своя специфика – кластерный подход). Это может стать примером развития креативных индустрий, которые не абстрактны, а максимально конкретны, и становятся примером городской жизни, которая сформирует столичную специфику (“дух столицы”) не только в центре города. Думаем, вокруг ЛРТ может возникнуть столичная жизнь, если её правильно программировать. Но тут опять нужно вложиться не столько в объекты, сколько в предпринимательское сообщество. Его нужно развивать, обучить, раздать микрогранты на запуск полезных функций, когда они будут определены и спрограммированы. Как минимум нужно сделать сложный менеджмент на основе ассоциаций, фондов и т.д. и привязать это к вернакулярам.

Нам кажется, что ЛРТ может стать большим мобильным общественно-культурным центром Астаны: казахи – кочевники, им всегда нужно находиться в движении, поэтому функция ЛРТ должна в себе совмещать не только простое перемещение по городу, но и общение, и культурное наполнение. То есть ЛРТ может стать символом новых кочевников. Возможно стоит поработать с первой линией городской застройки (а на что будут смотреть пассажиры ЛРТ?): где-то добавить муралы, где-то отремонтировать фасады, где-то менять архитектуру. Тогда, перемещаясь в ЛРТ, можно будет видеть другой город и разные масштабы: людей, ресторанчики, кафешки, музей и т.д., чтобы хотелось сходить на каждой станции и прогуливаться. То есть у ЛРТ может появиться общественно-культурная функция, когда оно становится неким культурным центром и культурной повседневной практикой.

На мой взгляд, ЛРТ – это вызов профессиональному сообществу. Сейчас казахи как всегда стараются переложить решения на кого-то ещё (спрашивают большое количество внешних экспертов) вместо того, чтобы послушать свой внутренний голос: а какую столицу вы хотите видеть через 10 лет? Как вы хотите работать с тем наследием, что вам досталось от предыдущего управления? Что вы хотите поменять? Нужна внутренняя рефлексия, внутренняя жёсткая модерация. Судя по дискуссии, развёрнутой вокруг проекта ЛРТ, казахи опять встают в позицию: скажите, что нам сделать. Вместо того, чтобы взять ответственность и доделать: не получится — будем думать как приспособить. Возможно не получится экономически, но будет иметь мощные социальные и предпринимательские эффекты, которые перекроют затраты на передвижение: снижение преступности, увеличение вовлечения молодёжи в городские проекты, появление и развитие туризма на окраинах. Тогда деньги на ЛРТ будем зарабатывать на другом.

«Архитектура Сочи»

Если Вам важно и нужно то, о чём мы пишем, поддержите нас небольшим пожертвованием: Благодарим!
Rate this post

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.