Домой Урбанистика «Партия горожан» или культура солидарности

«Партия горожан» или культура солидарности

465
0

Некоторое время назад Лена Шувалова обратилась ко мне с вопросом: что делать, когда некоторые участники сообщества идут в политику, при этом не согласовывая свои действия внутри сообщества? Это системный вопрос, который убирается в отсутствие опыта делегирования и формализации отношений “человек vs организация”.

Когда я вступаю в какую-то организацию, я заключаю с ней некий контракт, в котором прописаны мои права, мои свободы, права и ответственность организации. Подписывая соглашение, я знаю, что могу говорить от лица организации и в каких случаях и когда я не могу говорить от лица организации.

Краснодар сейчас — типичный пример классической ситуации, когда активисты набрали опыт в сообществе. Потому что сообщества в плане накопления опыта намного эффективнее, чем деятельность одиночки-активиста. С этой точки зрения, активисты в сообществе набирают социальный капитал (и проектный капитал) быстрее и эффективнее, участвуя в совместных проектах. Но так как сообщество плохо формализовано с точки зрения внутренних отношений (у сообщества нет формализованной этики и устава, который бы регламентировал вход / выход из сообщества и взаимодействия с сообществом), то сейчас все сообщества столкнулись с кризисом: участник сообщества идёт в политику как отдельная личность (как человек, как гражданин имеет полное право), но в своей предвыборной кампании использует ссылки на сообщества, то есть на совместный труд, на совместные проекты, но на это необходимо согласование с сообществом.

То, что получилось Краснодаре — это классический пример, когда часть активных участников сообщества пошла в политику, но не от сообщества, а сами по себе либо от каких-то других узких групп, но использовали в своей предвыборной кампании ссылки на совместные проекты и на участие в сообществе. И эта ситуация вызвала конфликт интересов. Не потому, что все против, а потому, что нужно прописать условия использования общей истории и опыта со степенью участия. Чтобы все понимали: кто и как может использовать наследие и репутацию совместного проекта. Ведь нельзя сказать, что я его один сделал. Правильнее говорить, что принимал участие в роли идеолога в проекте таком-то либо я был активным инициатором такого проекта в сообществе каком-либо, мы в сообществе занимаясь тем-то и тем-то, но сейчас я выступаю от себя лично, а не от сообщества. То есть нужны расстановки акцентов между участниками и сообществом в целом с формализацией отношения между ними. Это первый пример.

И второй пример. Ситуация в Краснодаре очень хорошо показала, что сообщество набирает политический вес, но им не пользуется. Движение “Помоги городу” давно уже по-разному влияет на городскую политику: созданием общественных советов, реализацией городских проектов. То есть оно имеет силу, известность и репутацию, но ими не пользуется. Сигнал для Лены и её команды очень простой: если участники сообщества начинают идти в политику, опираясь на опыт сообщества, значит сообщество само по себе уже является городским игроком и политическим субъектом и то, что сообщество целенаправленно не делегирует своих депутатов (и вообще не работает с этим пространством) — это минус сообществу. Значит в сообществе не отрефлексирован опыт, не выстроены стратегии и сообщество застряло в тактическом шаге. То есть всё ещё держится на тактике.

Эта ситуация — хороший показатель неинституализированности сообщества: сейчас убери Лену и пару-тройку идеологов, которые создавали движение “Помоги городу”, и новые участники сообщества будут вынуждены заново всё начинать. Потому что опыт не описан (либо описан, но не структурирован), не прописаны правила. То есть нет даже минимальной бюрократии, которая бы позволяла сообществу независимо от текущих лидеров существовать как движение. И на мой взгляд, это типичная ситуация для постсоветского пространства. Городские сообщества, которые каким-то чудом выжили в период последних десяти лет и стали городскими субъектами, опираясь на культуру, экологию и какие-то активистские практики, не сильно вмешиваясь в политику и не вступая в конфликты с другими городскими субъектами, фактически накопили достаточный опыт только потому, что они мирные и про развитие. У них есть политический капитал, но они абсолютно не умеют им пользоваться. Потому что долгое время считали, что политика это что-то имитационное, что-то сильно отвлекающие внимание и то, за счёт чего нельзя добиться результата. А сейчас, когда есть муниципальные выборы и есть шанс поставить своих муниципальных депутатов, сообщества начинают проигрывать эту городскую игру потому что вовремя не среагировали.

Моя статья про городскую политику написана года полтора назад и уже тогда можно было начинать работать с этим пространством и структурой и формировать из городского сообщества как конгломерата разных групп и разных активистских движений «партию горожан».

Сейчас на примере Нижнего Новгорода выявлена проблема, которая, на мой взгляд, заключается в отсутствии собственных представителей в политическом субъекте, принимающем стратегические решения. Кто закрыл Институт Урбанистики Нижнего Новгорода? Закрыли его по решению депутатов, так как по их же решению и запускали, точнее депутаты поддержали решение главы города запустить свой институт урбанистики (в Нижнем Новгород есть ещё центр урбанистики губернаторский, но как только губернаторская команда начала заниматься городским проектами начались конфликты — подробнее). Причины закрытия лежат в политической плоскости скорее всего (команда губернатора игнорирует местных специалистов и фактически привлекает подрядчиков из других городов — подробнее). К тому же специалисты института фактически стали общаться с жителями эффективнее, чем общались до этого депутаты, которые только обещали детские площадки или собирали жалобы и исчезали. Оказалось, что действующим депутатам, представляющим интересы городских и региональных бизнес структур, невыгодно наличие коммуникационного конкурента, который эффективней, чем сами депутаты. Поэтому депутаты и закрыли Институт Урбанистики. Но если бы, например, от «партии горожан» Нижнего Новгорода была группа депутатов, которая лоббировала бы интересы городского диалога в общем и в частности Института Урбанистики, то такая ситуация не случилась. Сейчас в Нижнем Новгороде необходимо сформировать консорциум / конгломерат разных городских сил (это необязательно только урбанисты, социологи и архитекторы, это могут быть и культурные деятели, профсоюзы, НКО, экологи, предприниматели и так далее). И этот консорциум-конгломерат потом сформирует структуру под названием «партия горожан» (причём без образования юридического лица, то есть важна абсолютно формальная договорённость) и будет координировать свои действия.

То есть нужна не партия как юридическая структура, а сверх-быстрая и качественная координация усилий, в том числе и при выдвижении делегатов от городского сообщества в городскую думу. Выдвижение депутатов от “партии горожан” становится стратегическим инструментом развития территорий уже состоявшихся сообществ в Краснодаре, Екатеринбурге или в Нижнем Новгороде. Они состоялись, потому что есть опыт проектной деятельности, городского активизма, блокирования каких-либо невыгодных интересов при перезагрузке конфликтных историй, но нет опыта выдвижения в городскую политику. Все остальные необходимые компетенции (модерация, городские исследования, городские проекты) хотя бы частично уже освоены и приземлены. А вот такой инструмент публичного влияния (не только через медиа или сбор подписей, а реально через законотворчество, нормотворчество, расставление приоритетов в городском бюджете и городской политике), как муниципальная дума ещё не используется. Хотя побороться за места муниципальных депутатов «партия горожан» может.

Каким образом может формироваться «партия горожан»?

Мы давно используем такой инструмент объединения, как форум городских сообществ. Ранее он использовался для того, чтобы познакомить между собой разные городские сообщества и научиться совместно выступать в сложные городские проекты. Как раз форум в своё время легализовал городское сообщество как субъект городской жизни. Стало нестрашно говорить, что я активист, что у нас есть городское сообщество, а само понятие “городское сообщество” за последнее время стало распространённым словосочетанием и вошло в мировоззрение всех чиновников, предпринимателей и жителей города. Сейчас форум городских сообществ методически может стать учредительным съездом «партии горожан» с формированием общей хартии, тактических и стратегических инструментов управления. Городу нужен стратегический совет (неформальный и не институализированный), в который бы входили идеологи от разных городских групп влияния и которые были бы способны вырабатывать общие ценности для города, согласовывали бы общие интересы. Причём абсолютно публично и в долгой перспективе.

Городу нужны междисциплинарные и межсубъектные проектные команды, которые могли бы эти стратегические договорённости реализовывать на пилотных проектах: выборы депутатов, проектирование парков, перезагрузка дня города, открытие разных коммерческих функций и т.д. Мне кажется, что сейчас вот это учредительное собрание «партии горожан» как некий форум «партии горожан» может стать как раз таким стратегическим инструментом.

Кто такие депутаты в нынешней реальности?

В Краснодаре было заметно, что в депутаты идут амбициозные активисты, то есть активисты с компетенциями, с личной харизмой. Они идут сами по себе, то есть рассчитывают на то, что попав в городскую думу они начнут представлять чьи-либо интересы. И эта иллюзия меня очень расстроила. Потому что, если бы реальные городские сообщества делегировали какого-то в городскую думу, вряд ли бы они отправляли туда харизматичных идеологов. Они отправляли бы туда профессиональных коммуникаторов, способных держать позицию и очень много и жёстко разговаривать с другими городскими силами.

На примере Краснодара как раз видно, что городское сообщество не до конца осознаёт свою роль, свой вес и свою позицию в этой ситуации. То есть оно является ментально слабым, поэтому его и дербанят “Единая Россия”, мэр, губернатор, разрывая его пока как ресурс. А им нужно было внутри себя произвести рефлексию последних 5 лет жизни, выработать чёткую стратегию, куда мы двигаемся дальше. Причём не разрываться на мелкие истории, на кучу мелких задач, а поставить одну-две конкретных целей. Например: формирование в городе политики согласования интересов до принятия решений с учётом интересов местных экспертных групп. Хотя бы одна такая цель могла бы стать цементирующей для того, чтобы вокруг неё объединиться.

И третий момент. С учётом внутренней рефлексии и внутренней работы, возможно, жизнь внутри сообщества была бы интересней, чем жизнь депутата. Сейчас городские сообщества сдуваются, потому что нет ресурсов, нет поддержки, все устали от бесконечной реализации маленьких городских проектов и мы близки к политическим кризисам типа как в Хабаровске. Вот поэтому городское сообщество становится неинтересно харизматикам с амбициями. Они начинают его покидать, используя как трамплин, вместо того, чтобы, наоборот, предложить следующий виток развития этого сообщества, выйти на проекты другого масштаба либо взять цели и задачи более сложные.

Именно это демонстрирует сейчас Краснодар: есть люди, которые выросли из сообщества и его ценят; есть люди, которые воспользовались сообществом и сказали ему “прощай” и есть само сообщество, которое находится в растерянности. Поэтому Лене Шуваловой нужно предложить рефлексию сообщества “Помоги городу” за несколько последних лет с формированием новой стратегии, с институализацией системы управления сообществом и с выбором внутренних делегатов. Пусть даже не на эти выборы, а на следующие, потому что делегатов нужно готовить как профессиональных коммуникаторов, способных дискутировать с чиновниками администрации, с депутатами, с девелоперами, с бизнесом, чтобы они могли бы аргументированно спорить, держать позицию в достаточно жёстких переговорах и не прогибаться под разными манипуляционными техниками. Именно для этого была подготовлена программа “Депутат 2.0” на основе технологии городской модерации. Таких депутатов сейчас не хватает.

И в Нижнем Новгороде, я думаю, сейчас такая же ситуация, в Хабаровске, в Екатеринбурге. То есть в любом городе-миллионнике сейчас есть горожане, способные формировать локальную политику и защищать локальные интересы, но нет пока прецедентов; есть модель, но она не внедрена и пока не появился язык, который давал бы нам понимание, что такое “партия горожан”, “делегат-депутат”, “внутренний консенсус”, “лоббирование интересов”.

Сейчас ещё не все активисты готовы выходить в политику…

Всем и не надо. В политику должны выходить те, кого выдвинет сообщество и это большая разница. Идти всем в политику неправильно, но всем нужно понимать, что мы все занимаемся политикой, то есть формулируем свои интересы в публичном пространстве. Для того, чтобы появилось правильное понимание что такое “городская политика”, нужно чтобы случилась профессиональная городская дискуссия на тему “Формирование партии горожан”. Это не просто так было придумано. Я понял, чтобы горожане перестали бояться слова “политика”, нужно ею заняться. Это не общепринятое понятие партии, как ЛДПР “Едро”, а это действительно новое городское образование. Её невозможно учредить в Москве, а потом распространить на всю страну: «партия горожан» в каждом городе будет по-своему уникальна. Это название придумано для городского самоощущения, городского объединения по каким-то вопросам.

Вот в Нижнем Новгороде произошло объединение дизайнеров и архитекторов по поводу захвата рынка москвичами: написали письмо губернатору, собрали подписи. Да, они конкуренты друг другу, но у них есть общие интересы. Ассоциации ещё пока не возникла, потому что она не появляется просто так, а только когда есть общее понимание её необходимости и принципов работы. Ассоциации нет, так как люди, которые могли её создать ещё не до конца понимают и верят, что могут её создать. А поверят они тогда, когда увидят критическую массу. Если в городе встретятся 100 городских сообществ, имеющие уже опыт взаимодействия, знающие друг друга, плюсы-минусы всех и уставшие влиять поодиночке, и вдруг договорятся до чего-то общего, то есть по таким-то вопросам начинают быстро влиять: скидываться ресурсами либо реагировать на повестку, то вот это и будет как раз “партия горожан”.

Форум городских сообществ, изначально разработанный как технология легализации городских сообществ путём знакомства их друг с другом, сейчас переходит на второй уровень формирования движения под названием “Я и мои интересы в городе”, который условно называется “партия горожан”. Это абсолютно неформальное название, его никто не будет регистрировать, у него не будет юридического лица. Нам же не регистрация нужна. Нужна публичная координация усилий и понимание того, что вот этот депутат идёт от нашего округа и мы его поддерживаем, потому что он от “партии горожан”. Не от “Справедливой России”, ЛДПР или другой прокремлёвской парии, а идёт просто от города как самовыдвиженец, но за ним стоит большое сообщество. Вот такой координации пока нет. В Нижнем Новгороде можно было это реализовать, но время ушло. Теперь уже на следующем круге. И в Краснодаре тоже пропустили это время и оно, к сожалению ушло. Нужно было начинать год назад.

Деятельность Центра Прикладной Урбанистики (ЦПУ) неизбежно приходит к формированию “партии горожан”? Это следующий этап развития городского сообщества?

ЦПУ — это сообщество и это определённая позиция, которое вне политики, вне религии. То есть оно занимается вполне прикладными историями: исследованиями, модерацией, образованием, инициацией городских проектов. Но своей деятельностью Центр Прикладной Урбанистики запускает механизм проявления в публичном пространстве города не только жалоб или конфликтов, а конкретных взвешенных аргументированных предложений с понятным набором интересов разных сторон, то есть регулярный городской анализ, модерация, проекты-гипотезы запускают процесс формирования сложной субъектности Одна из целей ЦПУ — создание сети городских сообществ. И создание “партии горожан” как развитие разных форм городских структур — это один из проектов ЦПУ. Это не противоречит ценности “вне политики, вне религии”, потому что “партия горожан” — это как раз настоящая локальная политика, которая называется словом “интересы”. Защитная ценность “вне политики, вне религии” подразумевала внешнюю политику и внешнюю религию. ЦПУшников точно интересует локальная идентичность, диалог и так далее и это всё тоже политика. 5 лет назад это была защищающая ценность, а сейчас эта ценность трансформируется в реальную городскую политику и сейчас мы находимся в позиции, когда нам она реально нужна. Это можно назвать защитой городских интересов.

Может быть есть смысл менять глоссарий для того, чтобы не нарваться на противодействие нашей деятельности от существующей системы просто потому, что мы используем те или иные слова, которые кто-то воспринимает иначе и может почувствовать угрозу там, где её фактически нет?

Это вопрос даже не глоссария, а понимания. Для этого и нужна сейчас публичная дискуссия, чтобы случился публичный переход к ситуации, когда городское сообщество абсолютно осознанно говорит, что теперь понимает, что такое городская политика, что такое городской влияние, что такое городские интересы и готово теперь в эту игру играть. С этой точки зрения, это как раз взросление городского сообщества. Причём взросление не индивидуалистическое, когда появляются отдельные люди, которые начинают манкировать интересами сообщества, как в Краснодаре, а взросление именно как первого института гражданского общества.

Возможно, городские сообщества ещё не доросли до такого уровня объединения?

Они и не дорастут, если у них не будет понимания как сообщество, активисты могут влиять на городскую политику. В Краснодаре, в Екатеринбурге, в Перми есть активисты, формируются сообщества, но понимания пока не связалось. Оно свяжется только в том случае, если будет действительно публичная дискуссия и будут предприняты какие-то методологические шаги: а давайте посмотрим с точки зрения модели города, могут ли городские сообщества объединившись в сеть, в коалицию, в движение, выдвинуть своих депутатов в городское собрание и как эти депутаты будут реально представлять интересы различных городских сообществ, защищать их интересы и как сообщества смогут влиять на этих депутатов. Поэтому вся эта модель сейчас называется формированием “партии горожан” из разнообразных городских сообществ, имеющих общие ценности, общий опыт взаимодействия и общие цели. Иначе они не объединяться.

Фактически нужно уже сейчас готовится к следующим выборам?

Либо уже сейчас начинать эту историю влияния. Нам же не обязательно нужны прямо сейчас депутаты в городской думе. Можно влиять коллективно, используя, например, медиа, бойкоты, различные проекты, задавать вопросы, формировать повестку. С этой точки зрения, политических инструментов влияния масса. Поэтому, возможно, учредительный съезд “партии горожан” — это формирование неполитических инструментов влияния. В любом случае, я буду сейчас готовить методологию как это делать и попробую промодерировать первые такие съезды в тех городах, в которых будут запросы. Если вы созрели для формирования “партии горожан” как объединения разнообразных городских сообществ, присылайте запрос — будем работать.

Это почти тоже самое, что происходит в сочинском ЦГП, только это институт, который занимается проектами, а не влиянием. Хотя это проекты, в которых влияние необходимо, потому что все проекты, которые вы так или иначе придумаете будут затрагивать те или иные существующие процессы. Даже если ЦГП — это прикладная платформа, то есть реализация каких-то инициатив, то всё равно это один из инструментов городского влияния. ЦГП как часть «партии горожан». Либо ЦГП как инициатор создания “партии горожан”. Точно так же ЦПУ как некий инструмент, сложный механизм по формированию более сложной социальной структуры в городе. Потому что ЦПУ обладает реестрами кто есть в городе, модерацией и ещё имеет некие репутационные истории в городе, а не просто там приехали политтехнологи Московские и начали что-то делать. Репутация как раз и является неким маркером существования сообщества: какие вы проекты делали, как и кто сможет вас рекомендовать либо с кем взаимодействуете.

Мне кажется, “партия горожан” (и это важно отметить) — это не объединение личностей, а объединение институтов, сообществ, ассоциаций, профсоюзов, движений, компаний. С этой точки зрения в “партии горожан” должно быть коллективное членство. Вот это качественное отличие от форума сообществ, на котором раньше были отдельные активисты и лидеры городских сообществ. Ты не можешь персонально участвовать в партии горожан, только через своё сообщество, свою команду. Индивидуальное членство очень репутационно рискованно, а коллективное членство, во-первых, стратегическое, а во-вторых, кооперация горожан представляет собой силу другого порядка. Письмо, под которым подписались сообщества будет иметь совсем другой вес, чем письмо с подписями Иванова, Петрова, Сидорова. То есть горожанином ты становишься в какой-то совместной деятельности, в движении, в клубе: собирайте своё сообщество, ведите свою деятельность и становитесь частью “партии горожан”.

Имеет ли смысл сейчас объединяться с выбранными депутатами, с кем-то взаимодействовать, заключать какие-то соглашения по представлению интересов или уже поздно и лучше, действительно, направить силы на следующий предвыборную кампанию?

Мне кажется, здесь ответ очевиден: нужно просто запустить городскую рефлексию Текущие выборы — очень хороший повод для городских дискуссий: а что такое городской депутат; что такое городской влияние; что такое согласование интересов; что такое быть горожанином; а как работает городская дума? То есть сам интерес к выборам нужно рассмотреть с другой стороны — со стороны просвещения: люди не знаю как работает городская политика, они не понимают, кто такие депутаты. Разговор о городской политике как части этой предвыборной кампании (и рефлексии всех предвыборных кампаний) может стать очень хорошим заделом для того, чтобы начинать формировать понимание, что такое “партия горожан” и зачем она нужна. То есть мы не можем сейчас уже влиять на городские выборы, потому что не проделана внутренняя работа: нет “партии горожан”, нет опыта делегирования, не подготовлены люди и т.д. Но зато есть запрос на это, есть уже реальные какие-то посылы и мы можем запустить такой системную рефлексию всей этой городской политики последних 20 лет: как менялось местное самоуправление, кто был депутатами. Можно, например, провести выставку: “10 последних созывов депутатов и изменения генплана города”. Или “Какие силы были представлены в городской думе в какие года”. Здесь можно сделать очень хороший анализ такой истории последних 28 лет. И это послужит началом размышлений на тему: почему что-то получалось, а почему нет; почему наши города принадлежат девелопменту, а не экологам. И это очень хороший вопрос. Или почему город до сих пор никак не может победить раздельный сбор мусора, разобраться с балансом интересов местных предпринимателей и приезжих предпринимателей. Это отличная история.

Всё равно есть определённая угроза в том, что тебя существующая власть будет воспринимать покушающимся на их устои, на их вертикаль, игру на их поляне.

В этом плане вообще, если ты в городе чем-то занимаешься, ты всем обозначаешь, потому что начинаешь задавать вопросы и начинаешь делать исследование. Я, например, в Пензе собираюсь делать выставку “Как менялся генплан (кто и как застраивал город) и как менялся состав городской думы” и посмотрю её эффект Я сделаю её в декабре и посмотрю реакцию. Мне интересно запустить рефлексию, которая показала бы, насколько развит запрос на влияние в городе, какое понимание есть у обыкновенных жителей, у горожан-активистов на изменение этой ситуации. Может быть нет запроса и всех всё устраивает. Тогда почему появляется Архангельск, Уфа, Хабаровск, Минск и так далее? Это системные изменения, которые уже идут. Вопрос только в том, готов ли кто-то взять управление изменениями и сохранять осознанность.

Возможно, не все города дошли до этого понимания необходимости и возможности влияния?

Никто не спорит, но кто-то должен это начинать. Пока мы (и под мы я понимаю профессиональных горожан-граждан, которые осознанно сформировали новые этические принципы на реальном опыте прежде всего общественной/предпринимательской деятельности, и участвовали в городских проектах/дискуссиях/конфликтах), и вот эти состоявшиеся горожане могут начать переход от персональных практик-проектов к институтам-регламентам, или если выберут стратегию выжидания прямого конфликта — то система снова будет построена на чьих-то персональных качествах, что снова приведёт к диктатуре (так как личность из-за естественных противоречий и ограничений не может быть общественным институтом). Нужны публичные дискуссии и действия с максимальной открытостью и обратной связью, именно это и есть основной рычаг влияния (не менять других, а самим создавать новое и эффективное, давая возможность другим участвовать). Нужны регулярные публичные исследования (кто и как себя чувствует в городе, анкета горожанина, культурные проекты, рефлексия сделанных проектов или случившихся ситуаций, разбор причин городских конфликтов, регулярная городская ревизия уникального), нужна современная история городских процессов — исторический анализ местного самоуправления сейчас может стать политическим инструментом рефлексии. Если кто-то в городе запустит рефлексию, то фактически начнётся формироваться пул тем для объединения адекватных (в хорошем смысле) локальных-городских сил. Поэтому готовлю с партнёрами к запуску школу рефлексии постсоветского и начинаю процедуру по созданию «партий горожан» ))

Текущая модель местного самоуправления, попытки поменять одни фигуры на другие (в администрации/в городском совете) не меняют систему в целом, так как не формируется иное качество системы (так как не возникают новые/и не меняются другие участники городских процессов). Город накапливает напряжение и несправедливость.

Чьи интересы и кто представляет сейчас.

 

Чьи интересы и как могут быть представлены (нереволюционный путь изменений).

«Архитектура Сочи»

Если Вам важно и нужно то, о чём мы пишем, поддержите нас небольшим пожертвованием: Благодарим!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.