Бальнеологическое будущее Красной Поляны

Бальнеологическое будущее Красной Поляны

699
0

Чтобы говорить о будущем иногда нужно заглянуть в прошлое: обратиться к книге «Кавказская Ривьера. Путешествие по югу России и по Абхазии» выдающегося французского географа, отца мировой спелеолигии Эдварда Альфреда Мартеля (1859-1938), побывавшего по приглашению российского правительства на черноморском побережье Крыма и Кавказа в 1903 году.

img-aso-9950

Более ста лет назад учёный предвидел не только туристическое будущее Красной Поляны, но и бальнеологическое:

«…Прекрасная и исполненная покоя — редкий оазис в горах, где царит только природа, дарящая радость глазам и спокойствие духу. Я хотел бы вновь увидеть эту чудесную местность, когда будет закончено её экономическое и туристическое превращение. Но покажется ли она мне столь же гармоничной, как в полудиком состоянии, в каком я её застал во время моего столь недолгого пребывания?

…Защищённый от всех ветров крутыми горами высотой от 2200 до 3261 метра, оазис Красная поляна является идеальным местом для лёгочного санатория, сочетая приятное с полезным. Холодный ветер с моря сюда не доходит, а ароматы лесов, задерживающих пыль и смягчающих инсоляцию, делают его атмосферу идеальной.

Я здесь совсем не видел комаров. Аэротерапевтические санатории здесь можно строить, по мере надобности, на любой высоте от дна долины до кромки леса, вдоль этой альтиметрической лестницы, которая от 500 до 1800 метров соответствует крайним показателям швейцарских курортов Интерлакена или Рагаца в Лезене или Сен-Морисе. Таким образом выздоравливающие после малярии, анемии, переутомления, невропатии и бронхитов смогут выбирать место, в точности подходящее для лечения именно их заболевания.

Вне всякого сомнения, близкое соседство, всего в нескольких лье друг от друга, таких мест, как Сочи с его морскими купаниями для всей семьи; Мацесты — с её термальными водами; Гагры, шикарного места светских развлечений и спорта (до революции Гагра входила в состав Сочинского округа — прим. «АС»), — и высокогорного приюта Красной Поляны, является для Кавказа, и даже для России в целом, очень благоприятным фактором.

Этот край, даже более, чем Крым, благодаря большему великолепию пляжей и пейзажей, будет настоящим Лазурным берегом царской империи или, скорее, изумрудным берегом из-за пышности его лесов.»

img-aso-9951

Сложно не поразиться прозорливости Эдварда Мартеля, предвидевшего, к тому же, и будущую курортную агломерацию Большого Сочи. Жаль только, что его название «Изумрудный берег» для кавказского побережья России не стало таким же популярным как Лазурный берег Средиземноморья.

Большая часть двадцатого века в промежутках между мировыми войнами и политическими потрясениями была потрачена на создание и развитие приморского бальнеологического курорта. Туристическое освоение же Красной Поляны хоть и началось в 1924 году с открытием первой турбазы «Горный воздух», полноценное развитие как горнолыжного курорта началось только со строительством комплекса «Альпика-Сервис» в 1992 году.

img-aso-9953

img-aso-9954

img-aso-9955

img-aso-9956

img-aso-9957

img-aso-9958

Примерно в тоже время сочинские зодчие во главе с главным архитектором города И.В. Ярошевским разрабатывают концепцию развития Красной Поляны, лёгшую в основу идеи проведения в Сочи зимних олимпийских игр. Вот как вспоминал об этой работе Игорь Викторович в своей книге «Архитектура и власть» (2001 г.):

«…Одна из интереснейших программно-целевых разработок — идея использования глубинных рекреационных ресурсов Красной Поляны для проведения крупных международных соревнований по зимним видам спорта — поначалу была воспринята многими как откровенно авантюрная. Ничего, конечно же, необычного в этом нет: любая серьёзная идея всегда опережает своё время, воспринимается как, в лучшем случае, прожектёрство. Потом, через добрый десяток лет (а точнее 15 марта 2000 года) концепция развития Красной Поляны получит Золотую медаль Академии архитектуры, но на стадии рождения идеи будет воспринята именно как авантюра.»

Должно было пройти ещё 6 лет после присуждения медали, чтобы идея провести зимние игры в субтропиках была воспринята властями страны. Да настолько сильно, что не только выиграли право проведения и провели, но и собирались развивать Сочи только как горно-климатический курорт.

Сочинской научной и профессиональной общественности пришлось долго убеждать, прежде чем сначала городские власти, а потом и остальные вспомнили о том, что Сочи — курорт бальнеологический и это никоим образом не мешает, а скорее выводит на новый уровень горноклиматическую составляющую турпродукта.

Совместить отдых в горах с оздоровлением первым из горнолыжных курортов, построенных в Краснополянском округе к олимпийским играм, решила предложить «Роза Хутор», объявившая об открытии бальнеологического отеля на базе четырехзвездочного комплекса «Rosa Springs».

img-aso-9952

Отель расположен на территории Горной Олимпийской деревни на отметке 1170 м над уровнем моря. Весной 2016 года здесь будет открыт Центр здоровья. Бальнеологическое направление было выбрано не случайно. Именно в здании «Rosa Springs» во время Зимних Олимпийских Игр – 2014 располагался медицинский центр с мощной диагностической и лечебной базой. Благодаря горному воздуху и новейшему оборудованию спортсмены успешно восстанавливали здесь свои силы после соревнований.

Это пока первый проект подобного рода в горном кластере Сочи, надеемся, что не последний.

«Архитектура Сочи»

по материалам: sochiadm.ru

Бальнеологическое будущее Красной Поляны
5 1 чел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.