Домой Сообщество Союз архитекторов Андрей Боков: Мы люди миссии, не предприниматели

Андрей Боков: Мы люди миссии, не предприниматели

551
0

Союз архитекторов России 14 октября 2015 года представит на президиум Общественного совета Минстроя свои предложения по вопросу формирования статуса главных архитекторов субъектов РФ. В преддверии этого события Союза архитекторов России Андрей Боков рассказал «Интерфаксу» о том, в какой ситуации оказалось профессиональное сообщество архитекторов, а также о том, какие задачи сегодня стоят перед ним.

img-aso-9682

По словам Андрея Владимировича, сегодня идёт речь даже не о пересмотре статуса главных архитекторов субъектов РФ, а о его формировании, потому что статуса архитектора как такового просто нет (если под ним понимать некую определенность на законодательном уровне).

«Во всех муниципальных образованиях главный архитектор сегодня занимает самые разные позиции. И если местная власть не связывает с архитектурой и с фигурой главного архитектора некое представление о правильной жизни, то архитектор входит в полную зависимость от строительного бизнеса.

После постановления ЦК и Совмина в 1956 году архитектор был просто подчинен строительному комплексу, занимался обслуживанием строительства. Но потом он переродился, его природа изменилась — он стал другим. Архитектор забыл о том, в чём его призвание, которое заключается в создании качественных условий жизни и деятельности человека. Мы люди миссии, не предприниматели. Недаром во всех документах союза архитекторов написано, что основной задачей каждого из нас, меня лично, является служение обществу. И интересы любого заказчика, даже того который платит нам деньги, для нас менее существенны, чем интересы общества. В этом специфика архитектора. В этом отношении он отчасти близок военнослужащему, государственным чиновникам, которые, даже если им платят большие деньги, не могут и не должны работать вопреки интересов общества, государства, мира.

А если заказчик его просит, он должен ответить: «Я этого сделать не могу. Потому что это разрушает и наносит вред людям, но я готов искать компромисс между твоими интересами и интересами городского сообщества». Профессиональный архитектор ведёт себя так, а цивилизованный, продвинутый заказчик обычно следует тем рекомендациям и тем советам, которые даёт ему профессионал. Так себя должен вести главный архитектор, который становится главным лицом ответственным за качество среды обитания.

Чем отличается наша жизнь от жизни в других странах, благополучие которых нас иногда поражает и формирует положения, к которым мы стремимся? Тем, что там существует набор документов и правил, которым люди следуют. Среди них генеральный план, правила землепользования и застройки, целый ряд других документов, наконец, это некие стереотипы поведения, о которых я говорил раньше. Так вот этих документов, генерального плана, ПЗЗ, у нас нет, либо эти документы несовершенны. Это следствие градостроительного кодекса, того основополагающего государственного регламента, на который мы все опираемся и который определяет судьбу наших городов.

Но этот регламент, который создавался 20 лет назад, имел своей целью нечто иное. Сломать советскую машину и создать условия благоприятствующие приходу заказчика и проходу частных денег. С этой задачей он справился, однако потом мы все почувствовали опасность, которая с этим связана — когда города стали разрушаться, а главным лицом города стал девелопер и подрядчик. Очень часто и подрядчик, и девелопер объединяются в одном лице, очень часто к ним присоединяется и руководитель города. Тогда города страдают, страдают другие участники этого процесса, страдает гражданское общество.

Именно поэтому мы сейчас часто слышим о вовлечении городских сообществ в обсуждении проектов, формировании заданий. Это очень серьёзная задача, потому что мы сталкиваемся с неорганизованным, массовым, хаотичным, нецивилизованным протестом. Сообщество должно быть просвещённым, приглашать своих юристов, им нужно лучше знать свой город, чтобы предъявлять требования к девелоперу, администрации, профессионалам.

За последний год около 30% проектных организаций ушло с рынка, ушли профессионалы. Мы чувствуем, что в нашей сфере всё меньше становится и бюджетных денег, и денег инвесторов. Мы видим, что происходит с бюджетом, мы слышим слово «секвестр». Мы понимаем, что это касается всех отраслей, но первыми это переживают проектировщики и архитекторы. Если нет денег на стройку, то никто не заказывает проект. Старые проекты заканчиваются, новые, к сожалению, не начинаются, как нам бы хотелось. Поэтому мы и нуждаемся в иных подходах, в иного рода предложениях, которые были бы интересны в новых условиях — недостаточного кредитования и крайне дорогих денег — условиях, когда старые схемы уже не работают.

При этом перед нами стоит вопрос доступности жилья. И эту задачу мы обязаны решить. Под «мы» я понимаю не строительную отрасль. Ведь строительная отрасль сегодня — это, прежде всего, предприниматель, у которого задача не разориться и по возможности заработать. Это задача других, хотя никто не исключает строителей из этого процесса. Прежде всего, это задача власти, архитектора, гражданского общества, тех, кто формирует заказ, помогает этому и тех, в интересах кого этот заказ формируется», — заключил архитектор.

«Архитектура Сочи»

источник: realty.interfax.ru

Андрей Боков: Мы люди миссии, не предприниматели
5 1 чел.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписатьсяi без комментирования.